September 1st, 2017

«Страх выходит на сцену»

Шумный переполох в либерастическом стане

«Невротизация культурной среды, конец всем экспериментам, страх художника перед государством, конец театра», – стонут и голосят сторонники насаждения разврата на театральных сценах.

«Страх выходит на сцену», «Конец театральной свободы», «Шоры и кары» – статьи с такими заголовками выплеснули либеральные средства массовой дезинформации после ареста Серебренникова.

Вот только некоторые выдержки из них:
«На улицах уже давно действует правило “больше трех не собираться”... А на театральной сцене можно найти свободу мыслей и нравов, смелые эксперименты, критику власти и насмешку над ней и даже – страшно сказать – мат, что совсем уж неприемлемо для общества, которое в последние годы стало высокоморальным и вступило в мировую борьбу с нетрадиционным злом.
Поэтому время приглядеться к театрам пришло. И Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ, которая, как выяснил РБК, занимается оперативной деятельностью в среде работников культуры и подключилась к делу режиссера Кирилла Серебренникова, здесь в помощь. Ибо мораль, духовные скрепы и конституционные основы – это святое...».
Collapse )

На Серебренникова вышла ФСБ

Деятельность скандального режиссера могут рассматривать еще и под политическим углом


29 августа 2017 года стало известно, что к делу Кирилла Серебренникова подключилась Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (2-я Служба).



Это подразделение курирует, в том числе, театры, музеи и другие культурные заведения.


«Учреждения культуры могут использоваться противником для пропаганды в качестве структур, формирующих враждебное отношение к Российской Федерации. На их базе может осуществляться вербовка», – сообщил корреспондентам бывший начальник Центра общественных связей (ЦОС) ФСБ России Александр Михайлов.


Есть во 2-й Службе Управление по защите конституционного строя, а в нем подразделение по мониторингу и анализу политической деятельности. Служба также занимается оперативной работой в среде работников сферы культуры.

В статье «Распоясались, пора закрывать лавочку!» было показано, что идеологическая диверсия может иметь более разрушительные последствия, чем вооруженная агрессия, а деятельность «выдающихся художников» типа Серебренникова направлена на разрушение нашей государственности.



Это видно невооруженным глазом.


По сути они являются агентами Запада.


Под маркой так называемого «современного искусства» идет активное разрушение традиционных духовно-нравственных ценностей нашего народа.


Collapse )

Воспитание патриотов


Речь детям, поступившим в школу
«Общества для содействия религиозному
и патриотическому воспитанию детей», 1908 год
Священномученик Иоанн Восторгов

Поздравляем вас, дети, с открытием этой школы и с началом ваших занятий.


Вы видите, что вместе с вами на молитву и на открытие школы собралось так много людей, по-видимому, для вас чужих и посторонних. Они никогда вас не видели, и вы их доселе не знали, но они заботятся о вас и открыли эту школу.


Bсе эти люди, которые заочно любят вас и заботятся о вас, составляют особое общество; называется оно «Общество содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей».


Постараюсь как можно проще и как можно понятнее объяснить вам, что это такое – воспитание религиозное и патриотическое, и как это к вам относится.

Воспитание – что такое воспитание детей? Вот послушайте слова одного учителя, святого учителя, угодника Божия – святого Димитрия Ростовского.
Collapse )

Духовная атмосфера постмодерна

Недоумения о внецерковном «современном богословии»


Мы Западу не ученики и не учителя.
Мы ученики Богу и учителя себе самим
.

И.А. Ильин



Когда речь идет о современной культуре — современной философии или современном искусстве — кажется, что понимаешь, о чем говорят. Идет обращение к тем или иным постмодернистским тенденциям интеллектуального авангарда западного мира.



Для православного сознания эти тенденции не могут не восприниматься в апокалиптических тонах, и, присмотревшись к этим новым явлениям человеческого грехопадения, нельзя не отметить качественно иное состояние духовной атмосферы постмодерна как по отношению к эпохе традиции, так и в сравнении с эпохой модерна.



Вера в науку, модный атеизм и гуманистические химеры бодро прошагали по Новому времени и выдохлись. Современность как парадигма европейской мысли подошла к концу.



А последний бастион западного средневековья — папский Рим — сдался окончательно на милость либеральным силам полвека назад на Втором Ватиканском соборе. Так что сегодня главная религия Европы — это «постхристианство» со всеми вытекающими отсюда пост-последствиями. В частности, современное богословие там — это, в первую очередь, постмодернистское богословие: Emerging church («проявляющаяся церковь»), Weak Theology («слабая теология»), квир-теология (в защиту секс-меньшинств), теология освобождения, теология «смерти Бога» и много разных других «теологий».



Православному человеку, если это не представляет его специального интереса, даже вредно соваться в эти апостасийные дебри, где от Христианства осталось только одно название. Постмодернистское богословие так же сущностно отличается от того, что мы традиционно именуем богословием, как отличается компьютерная игра от реальной жизни (хотя в постмодерне эта грань — реальности и виртуальности — неуловима).



Тотальная релятивизация и индивидуализация Истины в постмодерне не может быть воспринята традиционным богословием.


Collapse )

Преп. Ефрем Сирин о антихристе

Велик подвиг, братия, в те времена, особенно для верных, когда самим змием с великою властию совершаемы будут знамения и чудеса, когда в страшных призраках покажет он себя подобным Богу, будет летать по воздуху, и все бесы подобно ангелам вознесутся пред мучителем.




Ибо с крепостью возопиет, изменяя свой вид и безмерно устрашая всех людей. Кто тогда, братия, окажется огражденным, непоколебимым, имеющим в душе верный знак — святое пришествие Единородного Сына, Бога нашего, как скоро увидит сию неизреченную скорбь, отовсюду приходящую на всякую душу; потому что совершенно ниоткуда нет у нее ни на земле, ни на море никакого утешения, ни покоя — как скоро увидит, что весь мир в смятении, что каждый бежит укрыться в горах, и одни умирают от голода, другие истаявают, как воск, от жажды, и нет милующего; как скоро увидит, что всякое лицо проливает слезы и с сильным желанием спрашивает:

«Есть ли где на земле слово Божие?»
— и слышит в ответ: «Нигде».


Collapse )