На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Как противостоять искушениям


Беседа за сестринской трапезой
древнего епископа Евангела



Беседа восьмая



«Без Бога ни до порога»,
так говорит наш мудрый народ.



Тем паче так должна говорить и мыслить инокиня.



Лишь та истинная монахиня, коя без помышления о Боге ни единого куска хлеба не кладёт в уста свои; коя без помышления о Боге не ложится и не встаёт, ни в храм, ни на ниву не идёт, не стирает и не вышивает, не умывается и не обувается, с сестрою и с кем бы то ни было не встречается и не расстаётся — ничего не делает без поминания имени Божия, без крестного знамения видимого или мысленного.
Бдите, — заповедал Господь. Бдите, дщери мои, да не внидете в напасть (Мф. 26, 41). Искуше­ние находит внезапно.

Будьте готовы подъять его или отразить, дабы оно вас не одолело.
Внезапно может поразить тебя, дщерь моя, откуда-то пущенное, как стрела, оскорбительное слово. Если ты тут же на оскорбление ответишь ос­корблением — значит, ты не готова к искушению и подобна разоружённому ратнику, на коего напал супостат. Когда летит в тебя стрела оскорбления, ты не смеешь отвечать стрелою, но должна тотчас оградиться щитом, ударившись о который, стрела преломится.

Сей щит от оскорблений — терпение. Если тебя оскорбили, а ты стерпишь и не ответишь тем же, то пред Богом поставляется один грех — грех оскорбившего тебя. Если же ты, не стерпев, отве­тишь на оскорбление оскорблением, то пред Богом поставляются два греха. А два греха очистить труд­нее, нежели один, ибо грех умножается с великою скоростью, пока не вырастут меж тобою и тем, кто первый оскорбил тебя, целые заросли терний. Тер­ния же греха искоренить сложнее, нежели какие бы то ни было другие терния в мире.
Или кто-то у тебя что-нибудь украл (да не бу­дет того в монастыре): не кричи, не проклинай, но стерпи с улыбкою. Улыбка — вот твой щит. И грех остаётся один. Если же ты кричишь и проклина­ешь, то греха два и грешника два.
Или кто-то тебя поносил и бранил скверными словами. Следует ли тебе плакать и жаловаться? Вспомни случай из жития одного дивного монаха. Столь прославился он, что сам царь отправился по­сетить его. Инок же тот, духом провидевший сие, намного опередив государя, вышел в сретение ему и поклонился. Когда царь (не знавший его) спросил у него дорогу к такому-то и такому-то знаменитому подвижнику, монах начал сам себя поносить пред царём, говоря: «Чего ищешь ты от него? Это просто лицемер. Это лжец и обманщик. Это тайный винопийца и чревоугодник».
Когда я учился в начальной школе, педагоги часто вызывали и спрашивали учеников. И тог, кого вызывали вчера, мог ожидать, что учитель поднимет его с места и сегодня. Все должны были бодрствовать и не терять бдительности. Если бы какой-нибудь школяр подумал: «Да ведь я же вчера отвечал, авось, сегодня не станут снова вызывать и мучить», — с таким легко могла приключиться напасть. Учитель мог неожиданно спросить его и, обнаружив, что тот не готов, поставить плохую оценку.
Вот такова же, дщери мои, и вся школа жизни нашей. Учитель и Судия в ней — Сам Господь, мы же — ученики Его. Каждый час может он любого из нас призвать на экзамен, или испытание. Испытаний-искушений святые мужи и жены ожидали на всякий день и на всякий час. Праведный Авраам сдавал Богу экзамен на веру, на крепость веры; Иа­ков — экзамен на кротость и смирение; Иосиф — на целомудрие, чистоту; Моисей — на послушание; Иисус Навин — на храбрость; Давид — на покаяние; Иов — на терпение. И все сии добре ответили Богу и хорошо сдали экзамен.
Разве мы не можем подражать им? Можем, с Божией помощью и их молитвами.
Вспомните сестру вашу, ту святую душу, мо­нахиню Евгению, что упокоилась в Лазареву суб­боту. Какая это сперва была здоровая и крепкая девушка, на удивление! Но призвал её Бог на экза­мен по терпению — и разболелась она страшно. Два года тёк гной из её спины, так что под конец вся она высохла и пожелтела, из розы стала сухоцветом.
Несколько месяцев она не поднималась с одра. Вы, сестры, посещали её и прекрасно знаете: она никогда никому не пожаловалась. Когда спраши­вали её: «Как ты себя чувствуешь, мать Евгения?» — она неизменно отвечала: «Хорошо, слава Богу». И так до последнего издыхания.
По преставлении была она красивее, чем когда бы то ни было. Лицо её было чисто и светло. То была красота не телесная, но духовная. Бог да прославит её и да поставит средь рая. Добре сдала она экзамен Господу: кротко, словно овечка, пре­терпела свои страдания до конца, без стенаний, без жалоб, без ропота.
Вот вам пример того, что и в наше время есть златые души, бдящие и побеждающие напасть, и легко преходящие из сей юдоли плачевной в мир небесный — легко, как пастушка перебегает по бревну через ручей.
Без Бога ни до порога. Без молитвы ничего не начинать и не завершать. Без крестного знамения никому ничего не отвечать, никого не встречать и не провожать. Да защитит вас Матерь Божия от всех стрел сопротивника, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Николай Сербский, епископ (Никола Велимирович)
Беседы за сестринской трапезой древнего епископа Евангела


rusfront.ru/14207-beseda-za-sestrinskoy-trapezoy-drevnego-episkopa-evangela.html


Tags: ПРАВОСЛАВИЕ СЛОВО ПАСТЫРЯ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments