На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Вочеловечившийся Сын Божий осудил грех во плоти

Искупление как дело Божественной любви и Божественной правды
В продолжение публикации:


Фрагмент мозаики Рождества Христова
Греция, начало XIV века


Сегодня в трудах некоторых православных богословов наблюдается попытка размыть ключевую основу Христианства – догмат Искупления.




Вот как вкратце поясняет суть этого явления авторитетный духовный писатель архимандрит Рафаил (Карелин):



«В настоящее время модернистические силы, окопавшиеся в Церкви, под видом борьбы за чистоту Православия ведут подрыв основ самого Православия. Для осуществления своих далеко идущих замыслов им надо извратить и переиначить традиционное вероучение, ведущее начало от апостолов, разорвать богословскую преемственность, разрушить догматику, уничтожить образцы веры, утвержденные на Соборах, и на духовном пустыре создать универсальную религию, а на месте взорванной Церкви построить свой пантеон. 



Модернисты объявили Церковь „больным организмом“, зараженным католическими заблуждениями, и на этом основании требуют лечить ее, т. е. подвергать инъекциям теософии, рационализма и протестантизма, как в недавние времена исповедников Христианства подвергали насильственному лечению психотропными средствами, от которых нормальный человек заболевал.


Модернисты осмеивают православные догматы и не стесняются даже глумиться над главным сотериологическим догматом об Искуплении. Эти протестантствующие теологи пытаются представить католицизм как антипод Православия и фрагментарные сходства между католическим и православным богословием интерпретировать как влияние католицизма, которому якобы подвергается Восточная Церковь в течение уже нескольких веков».
 



Желая внести свою лепту в защиту традиционного церковного учения об Искуплении, «ПК» публикует перевод статьи болгарского подвижника благочестия, доктора богословия, преподавателя кафедры догматического и обличительного богословия Софийской духовной академии, духовного сына великого поборника истины святителя Серафима (Соболева) – архимандрита Серафима (Алексиева) († 1993).

5. ХРИСТОЛОГИЧЕСКИЕ СПОРЫ И ИСКУПЛЕНИЕ

Представленные нами выше наблюдения и факты об одновременно и юридическом, и этическом понимании Искупления на основе Священного Писания, святоотеческой литературы и богослужебных книг дают нам основания смело утверждать, что ни юридическим, ни этическим взглядом не исчерпывается православное учение об Искуплении, поскольку в нем проявляются одновременно и любовь, и правда Бога.

Совершенно прав архиепископ Серафим (Соболев) (в 2016 г. прославлен в лике святых как святитель. – Примеч. пер.), когда пишет: «Православная Церковь смотрит на Искупление одновременно как на проявление Божественного правосудия и <…> Божественной любви» (Серафим (Соболев), архиеп. Искажение православной истины в Русской богословской мысли. София, 1943. С. 11).

А Черниговский архиепископ Филарет (Гумилевский; в 2009 г. прославлен УПЦ МП в лике местночтимых святых как святитель, в 2017 г. на Архиерейском Соборе РПЦ состоялось общецерковное прославление. – Примеч. пер.), рассматривая догматико-историческое учение Церкви об Искуплении, на основании святоотеческих мыслей заключает: «Общею верою Церкви было, что правосудие Божие (здесь и далее выделено архим. С., – примеч. пер.) требовало, чтобы за грешников принесен был достойный выкуп, и он принесен был Сыном Божиим» (Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Чернигов, 1882. С. 140). При таком юридическом понимании Искупления цитируемый автор подчеркивает весьма сильно и любовь как фактор в Искуплении.


Итак, Бог, Который и благ, и справедлив одновременно, проявил в наивысшей степени эти два Свои качества в Искуплении. Древняя Церковь, хотя и не формулировала – из-за отсутствия конкретного повода – учение об Искуплении как абсолютной согласованности Божией любви и Божией правды, но всегда носила в своем сознании эту догматическую истину. Это особенно видно в ее безкомпромиссной борьбе против всех христологических ересей, которые, наряду с искажением богооткровенной истины о Христовой личности, подрывали целостность данного православного понимания, что мы и покажем кратко в следующих абзацах.

Согласно православному сознанию, все в Божием премудром домостроительном плане связано одной внутренней нерушимой гармонией. И богооткровенная истина, что Бог есть правда и любовь и что в Искуплении проявились и любовь, и правда, соответствует богооткровенной истине о Боговоплощении, при котором ипостасно соединились в одной личности Иисуса Христа две природы – Божеская и человеческая. В неразрывной связи с этими двумя природами у Иисуса Христа находятся как совершенное проявление Божией любви к людям, так и совершенное удовлетворение Божией правды.

Без ипостасного соединения всецелой Божественной природы со всецелой человеческой природой в Лице Спасителя не могло бы совершиться Искупление. Потому что человек Иисус не мог спасти мир. А Бог не мог пострадать за человечество. Если бы Иисус был только человеком, Он не мог бы явить Божию любовь во всем ее поразительном величии, как в действительности проявил ее на Голгофе Богочеловек Христос. А если бы Спаситель был только Богом, не мог бы через страдания и смерть удовлетворить вечную правду. Поэтому Спаситель явился как воплощенный в человеческой плоти Бог, как Богочеловек.


При Боговоплощении Иисус Христос должен был принять не призрачное, а действительное тело. Если бы Он пришел не в истинной, а в призрачной плоти, не исполнились бы древние пророчества о Нем, которые представляют Его истинным человеком, а именно: что Он есть семя жены, которое сотрет главу змия (см.: Быт. 3, 15); что Дева зачнет и родит Сына (см.: Ис. 7, 14); что Он будет муж скорбей и изведавший болезни, будет изъязвлен за грехи наши и мучим за беззакония наши, будет как овца веден на заклание и как агнец безгласен, претерпит смерть и будет погребен, и всем этим принесет жертву умилостивления (см.: Ис. 53, 3–10).



Призрачно живущий среди людей с призрачным телом не может ни страдать, ни умирать, ни быть погребенным, ни отдать себя как реальную жертву за реальные грехи. Если бы тело Иисуса Христа было призрачным, ни о какой фактической уплате нашего долга не могло бы идти и речи. Тогда все призрачно. А отсюда логически следует, что и наше Искупление призрачно.




Действительность Христова тела усиленно подчеркивается самим Божественным Откровением.


Этим защищается против всех сомнений и действительность самого Искупления. Четвертый евангелист свидетельствует: Слово стало плотию (Ин. 1, 14).



Святой апостол Павел пишет: Как закон <…> был безсилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас (Рим. 8, 3–4; ср.: Кол. 2, 8–9). А в Первом послании святого Иоанна Богослова читаем: Всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1 Ин. 4, 3).

Истинное вочеловечение второго Лица Святой Троицы как изначальное общецерковное убеждение, исповедание которого необходимо для спасения, подчеркивается во всех древних Символах веры. О нем ясно говорит и Никео-Цареградский Символ веры следующими словами: «Нас ради человек, и нашего ради спасения сшедшаго с Небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася».
Так учили и все Святые Отцы без исключения. Они исходили из зиждущегося на Священном Писании убеждения, что Искупление есть избавление от смерти и возведение к божественной жизни, т. е. возведение искупленных ко причастию по благодати Божественного естества (см.: 2 Пет. 1, 4). Это обожение человеческого греховного естества не могло бы произойти, если бы Бог не принял действительную человеческую плоть, которую обожил и посредством которой сделал возможным и наше обожение.
Вот, например, что говорит священномученик Ириней Лионский о Христе: «Он соединил <…> человека с Богом. <…> И если бы человек не соединился с Богом, он не мог бы сделаться причастным нетления. <…> Ибо каким образом мы могли бы быть причастными усыновления Ему, если бы не опять получили от Него чрез Сына общения с Ним, если бы Слово Его, сделавшись плотию, не соединилось с нами?» (Contra haer. lib. 3. Сap. 18. N. 7. Migne. P. g. T. 7. Col. 937)
«Слово Божие, – учит священномученик Ипполит Римский († ок. 236), – было безплотно, но Оно облеклось в святую плоть от Святой Девы, <…> дабы, растворив смертное наше тело Его силою и смешав тленное с нетленным, немощное с сильным, спасти гибнущего человека» (De Chrisrto et Antichristo. Cap. 4. Migne. P. g. T. 10. Col. 732).
В согласии с этим и святитель Афанасий Великий пишет: «Когда же человек создан, и нужда потребовала уврачевать не то, чего не было, но что уже сотворено, тогда Врачу и Спасителю следовало прийти к сотворенному уже, чтобы уврачевать существующее. Посему-то соделался Он Человеком и в действие употребил человеческое орудие – тело» (Oratio de Incarnatione Verbi. Cap. 20. Migne. P. g. T. 25. Col. 129).

Эти святоотеческое мысли говорят о правовом понимании Искупления. Потому что Спаситель не мог бы совершить Искупление, если бы не принял истинное человеческое естество, что полностью сообразно с Божией вечной правдой, требующей, чтобы и виновный участвовал в удовлетворении и через это падшая человеческая природа была бы искуплена и обновлена.


Веруя так, Святая Церковь осудила ересь докетов (II в.), которые утверждали, что Иисус Христос принял призрачное, а не действительное тело, поскольку этой ересью подрывается догмат об Искуплении.

В борьбе для безкомпромиссной защиты православной христологии и для ограждения тесно связанного с ней догмата об Искуплении от грозивших ему лжеучений Святая Церковь отвергла все до единой ереси иудейского, гностического и философско-эклектического характера. Она осудила ересь гностика Валента (II в.), который учил, что Христос прошел через Святую Деву только как через канал, как вода проходит через трубу, не получив от Нее ничего, и что Он принес Себе с Неба душевную, невещественную плоть (см.: Робертсон Дж. С. История Христианской Церкви. СПб., 1890. Т. 1. С. 49). Такая плоть в сознании Церкви не могла послужить в деле Искупления.
Церковь отвергла заблуждение и Апеллеса (II в.), который учил, что Христос истинно пришел во плоти не призрачной, как утверждали докеты, а действительной, что Он реально жил и действительно страдал, но что плоть Его была образована чудесным образом из некоей космической материи (см.: The Oxford Dictionary of the Christian Church. London, 1957. P. 66). Отвергая эту ересь, Церковь видела в ней чуждую своей вере доктрину, пренебрегающую правовым элементом в деле человеческого спасения и логически приводящую к отрицанию догмата об Искуплении.

Вышеупомянутые ереси подрывали богооткровенное учение о действительной, непризрачной человеческой плоти Спасителя. Но в начале IV века возникла ересь, которая отрицала Божескую природу Божия Сына. Это была ересь александрийского пресвитера Ария. Будучи рационалистом, он учил, что Бог потому Бог, что нерожден, безначален, вечен. Божий Сын не может быть истинным Богом, потому что рожден. Бог никогда не производит из Своего существа нечто другое, поскольку Он прост и неделим. В силу этого Арий представлял Божия Сына тварью. Сын имеет начало, а Бог безначален. Сын происходит из несуществующего, из небытия. Было время, когда Он не существовал (см.: Gilg A. Weg und Bedeutung der altkirchlichen Christologie. Munchen, 1955. S. 56–57).


Представляя Божия Сына тварью, Арий подрывал основной догмат об Искуплении и обезсмысливал все Христианство. Потому он воздвиг против себя все здравомыслящие умы Церкви. Святые Отцы, которые жили во время арианской ереси, единодушно защищали истину нашего Искупления, совершенного Богочеловеком Христом. Потому что «герой или полубог, или какое-либо другое возвышенное божественное существо – если это не Сам Бог, не имеет силы и полномочия совершить дело спасения» (Там же. С. 80).


Святитель Кирилл Александрийский рассуждает совершенно правильно: «Он не был бы равноценным всем, если бы был простым человеком, но если видеть в Нем Бога, вочеловечившегося и пострадавшего собственною плотью, тогда вся тварь ничтожна по сравнению с Ним, и для искупления поднебесной достаточна смерть одной плоти, ведь она была собственной для Слова, рожденного от Бога Отца» (De recta fide ad regin. Migne. P. g. T. 76. Col. 1292 A).
Мы указывали в творениях святителя Афанасия Великого, ярчайшего борца против арианства, многократно и ясно выраженное убеждение в необходимости удовлетворения Божией правды. Здесь еще процитируем, в связи с арианской ересью, некоторые его центральные мысли. «Слово Божие, – говорит он, – будучи превыше всех, и Свой храм, Свое телесное орудие, принося в искупительную за всех цену, смертию Своею совершенно выполнило должное» (Oratio de Incarnatione Verbi. Cap. 9. Migne. P. g. T. 25. Col. 112). И еще: «Поелику же, наконец, надлежало заплатить долг, лежащий на всех <…> [Господь], после того, как доказал Божество Свое делами, приносит, наконец, и жертву за всех, вместо всех предавая на смерть храм Свой, чтобы всех соделать свободными от ответственности за древнее преступление».

Исходя из Божественного Откровения об Иисусе Христе и совершенном Им Искуплении, Святая Церковь с неумолимой решительностью осудила Ария на Первом Вселенском Соборе (325 г.).

Так восторжествовало православное учение, согласно которому Искупитель был истинным Богом (вопреки арианству) и истинным Человеком (вопреки докетизму).

При Своем воплощении, согласно глубокому убеждению Святых Отцов, Спаситель принял не только человеческую плоть, но и человеческую душу, чтобы искупить целого человека – с его телом и душой. Святитель Афанасий учит о Нем: «Восприял Он целого человека, чтобы и оживотворить целого же человека» (Sermo major de fide. 4. Migne. P. g. T. 26. Col. 1625 C). Потому что, как премудро богословствует святитель Григорий Назианский (Epist 101 adv. Cledon. Migne. P. g. T. 37. Col. 181 C), а за ним и преподобный Иоанн Дамаскин (Expositio fid. orthod. Lib. 3. Cap. 6. Migne. P. g. T. 94. Col. 1005), «невоспринятое не уврачевано, но что соединилось с Богом, то спасено».

Аполлинарий († ок. 390), борец против арианства, решительно защищал Божескую природу Иисуса Христа. Но как последователь Платоновой трихотомии, он разделял человеческую природу на тело, душу и дух, допускал во Христе неполную человеческую природу и приписывал Ему только тело и душу (неразумную, как у животных), а на место разумного человеческого духа у Спасителя поставлял Логос, желая таким рационалистичным путем защитить единство личности и самосознания у Христа, а также Его безгрешность. Но этим своим учением он разрушал догмат об Искуплении, т. е. не оставлял целой человеческой природе – с разумной ее душой – участвовать в Искуплении, почему в его неправильном богословии исключенная духовная часть человеческой природы оставалась неискупленной и неуврачеванной.

Кроме того, согласно аполлинарианству выходило, что смерть Христа не есть истинная смерть истинного человека, но только отделение Божества от плоти Христа. Истинная смерть истинного человека состоит в отделении духа от тела. Человеческого же духа, согласно Аполлинарию, в Искупителе не было. Но если это так, получается, человечество не уплатило истинной смертью истинного человека (безгрешного Богочеловека Христа) свой долг пред Божией правдой, и, следовательно, Иисус Христос Своей смертью не отдал истинный выкуп за нас. Тогда о нас нельзя сказать, что мы искуплены драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца (1 Пет. 1, 19).
Другое неизбежное заключение из допущения, что на Голгофе не было истинной смерти истинного человека, следующее: если Христос не умер как человек, то Он и не воскрес, т. е. Его дух не воссоединился с Его умершим телом. Но тогда, если Христос не воскрес как человек, Он и не победил для людей смерть и не стал начатком умершим (см.: 1 Кор. 15, 20), не дал и не мог дать людям Вечную Жизнь. Его Воскресение в таком случае не имеет для людей цены победы над смертью и не является для нас спасительным завершением искупительного подвига Богочеловека.


За свою ересь, которая разрушала догмат об Искуплении, Аполлинарий был осужден на Втором Вселенском Соборе (381 г. – 1-е прав.).

Также в защите православной христологии и тесно связанного с ней важного догмата об Искуплении Святая Церковь отвергла на Третьем Вселенском Соборе (431 г.) Несторианскую ересь. Она возникла как протест против аполлинарианства. Несторий хотел доказать полное и совершенное человеческое естество в Искупителе.



Но, признавая и Божественную, и человеческую природу Христа, с двойственностью природ он утверждал у Него двойственность лиц – одно Божественное, а другое человеческое лицо – и разделял два естества во Христе, допуская лишь внешнее благодатное соприкосновение между ними без ипостасного соединения. Выводом из его учения было отрицание догмата Искупления, т. к. только человек Иисус Христос, в Котором Божество соединилось внешне благодатным образом с человеком, не мог искупить человеческий род, т. е. адекватно удовлетворить Божию правду.

Церковь отвергла и ересь монофизитов (на Четвертом Вселенском Соборе – 451 г.), которые, в противовес Несторию, настолько сближали два естества во Христе, что сливали их, при этом человеческая природа Искупителя терялась в Божественной, и в результате получалось учение, что Христос есть только Бог, а не Богочеловек. И это лжеучение имело своим последствием отрицание догмата об Искуплении, т. к. при принятии только одной природы во Христе – Божеской – страдания Спасителя оказывались недействительными, поскольку Бог не может страдать. Кроме того, человеческая природа, не участвуя в Искуплении, оставалась неискупленной, согласно святоотеческому учению, в котором отразилось глубокое правовое древне-церковное сознание.
Против всех ошибочных взглядов по христологии, тесно связанной с догматом об Искуплении, Святая Церковь неуклонно стояла на своих изначальных позициях. Она учила на основании Священного Писания, что Иисус Христос есть истинный Бог и истинный Человек, подобный во всем нам, кроме греха. Согласно с этим своим твердым верованием она определила в Символе веры исповедовать два истинных рождения Иисуса Христа: одно – прежде всех веков из Существа Бога Отца, а второе – во времени, из Существа Святой Девы Марии. Так она утвердила в сознании православных единосущие Спасителя с Богом Отцом по Божеству и Его единосущие с нами по человечеству.
В Никео-Цареградском Символе веры говорится совершенно ясно и категорично о двух рождениях Сына Божия: о Его Божественной сущности сказано: «…от Отца рожденнаго прежде всех век, <…> Бога истинна от Бога истинна, <…> единосущна Отцу»; а о человеческой – «воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася» (т. е. ставшего истинным Человеком).
И т. н. Афанасиев Символ учит: «Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, есть Бог и Человек. Бог, от сущности Отчей рожденный прежде веков, и Человек, от сущности Матерней рожденный во времени; совершенный Бог и совершенный Человек, состоящий из разумной души и человеческой плоти» (Афанасий Великий, свт. Творения иже во святых Отца нашего Афанасия Великого. Ч. 4. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1903. С. 479).
Во всем этом учении Церкви, проповеданном с глубоким убеждением, защищенным со святой готовностью к жертвам и утвержденном на вечные времена ценой великой борьбы, можно ясно видеть подчеркнутые два главных фактора Искупления – любовь, проявленную Единородным Сыном Божиим, давшим Свою жизнь за нас, и правду, удовлетворенную через крестные страдания и смерть реально воплотившегося Бога в человеческой плоти.

Перевод с болгарского языка Анны Самсоновой


___________________


* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию).
 Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции и ее читателям.
Телефон редакции (отдел подписки): 89153536998.
См. по теме:   
Бог справедлив и любвеобилен одновременно: Искупление – дело Божественной любви и Божественной правды   

Господь, кого любит, того наказывает: Объяснение Церкви о недоумениях относительно посылаемых Благим Богом скорбей и болезней   

Сердце Христианской веры: Архим. Серафим (Алексиев) о святоотеческом толковании догмата об Искуплении   

Учение об Искуплении: Отзыв на новый Катехизис митрополита Илариона (Алфеева)   

ПОНЯТИЕ О ЕРЕСИ И РАСКОЛЕ: свт. Игнатий (Брянчанинов) I. Ересь - ложное учение о христианстве




inform-relig.ru/news/detail.php?ID=15673

Tags: ПРАВОСЛАВИЕ ЦЕРКОВЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments