На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Царская голгофа: Последние 78 дней. 7 мая 1918 года




24 апреля (7 мая по новому стилю) погода чуть улучшилась. Выглянуло солнце, что позволило Государю и остальным узникам Ипатьевского дома, за исключением Государыни, подольше побыть на свежем воздухе.


Государь, по обыкновению, читал всем святое Евангелие, продолжали чтение книги С. Нилуса, а вечером читал пьесу бельгийского драматурга М. Метерлинка «Синяя птица». Обед привезли из столовой с большим опозданием, и поэтому в этот день Царская Семья обедала только в 14 часов, кроме Императрицы Александры Феодоровны, которой И. Д. Седнев приготовил вермишель на пятнадцать минут раньше из непортящихся продуктов, взятых с собой из Тобольска.


Комендант Авдеев показал Государю план дома Ипатьева, нарисованный им в письме детям 22 апреля (5 мая), и забрал его, сказав, что этого посылать нельзя. Сам Авдеев в своих воспоминаниях лгал, что план был найден в «подкладке» письма Царя какому-то «Николаю Николаевичу», видимо, имелся в виду Великий Князь, с целью помочь организовать побег из Ипатьевского дома. Государя якобы вызвали в комендантскую, где он, Авдеев, якобы устроил ему строгий выговор, а Царь, как ребёнок, начал просить, чтоб его извинили на первый раз, и что больше таких вещей он делать не будет».




На самом деле письмо было написано Государем не «Николаю Николаевичу», а Великой Княжне Ольге Николаевне.



Ни под какую «подкладку» Государь его не прятал, а просто положил в конверт. Нет никаких подтверждений тому, что Государь ходил в комендантскую. Почти наверняка Авдеев лично пришёл к Императору и сказал о запрете на изображение плана дома.



Императора Николая II при этом возмутил не сам факт того, что план у него отобрали, а то, что это был именно план, предназначенный детям.


Кстати, письмо это в Тобольске так и не получили, даже без пресловутого плана дома. Великая Княжна Ольга Николаевна писала 23 апреля (6 мая) Т. Е. Боткиной: «Пишет ли Папà? (т. е. Е. С. Боткин). Мы ничего не имеем и страшно грустим». В тот же день Ольга Николаевна писала в другом письме, что о Родителях и Сестре они «прямых сведений не имеют и в общем ничего не знают». Первое письмо от Государыни, написанное 23 апреля, в Тобольске получили только 29 апреля. Про остальные письма никаких сведений в письмах Великих Княжон из Тобольска нет.


7 мая в Москве в Марфо-Мариинской обители чекистами и латышами была арестована сестра Государыни, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна. Арест произошёл сразу же после того, как Марфо-Мариинскую обитель покинул Патриарх Тихон, приезжавший навестить Великую Княгиню. Елизавета Феодоровна и двое сестёр обители были высланы в Екатеринбург.


В 17 часов Царская Семья и её окружение пили чай. Потом Государь продолжил чтение вслух, вечером Семья играла в карточную игру безик. Перед сном Государь принял ванну.


До убийства оставалось 70 дней.


Российский публицист и историк Петр Мультатули
Продолжение следует


Источник: Общество «Двуглавый Орёл»
___________________
См.также:

Tags: ИСТОРИЯ РОДИНА, УБИЙСТВО, ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ, ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ, ЦАРЬ НИКОЛАЙ II
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments