На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Основатель Алтайской Духовной Миссии преподобный Макарий

Тропарь преподобному Макарию, глас 4


Христовою любовию подвизаем
благовестити веру истинную
пришел еси народам алтайским,
преподобне отче наш Макарие.
Словом и житием тех наставляя,
привел еси многих ко спасению,
егоже сподоби и нас молитвами твоими.



Важнейшее значение для распространения духовного просвещения в России 19—20 столетий имело возрождение старчества.



При духовном руководстве оптинских, глинских и других старцев школы преподобного Паисия Величковского ощущались благодатные последствия не только в монастырях, но вообще во всех сферах церковной жизни, и прежде всего,— в миссионерском служении Русской Православной Церкви.


Апостол языков учил своего преемника: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (1 Тим. 4: 12).
Из апостольского служения, как из благодатного корня, произросли в Церкви Христовой два близкородственных служения — миссионерство и старчество.



Оба они свидетельствуют о том, как Церковь Христова, именуемая также Апостольскою Церковью, хранит свое апостольское достоинство. Ибо история Церкви по сути своей есть не что иное, как история апостольства. И важнейшее тому свидетельство — пророчество Спасителя: не наступит кончина века, пока не будет проповедано «Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам» (Мф. 24:14).



Самый яркий пример сочетания благодатных дарований апостольства и старчества являет история Алтайской Духовной Миссии. Из всех монастырей российских старчеством более всего прославилась Свято-Введенская Оптина Пустынь. Из всех духовных миссий Русской Православной Церкви апостольскими трудами более всего славилась Алтайская Духовная Миссия. Она не была самой древней или самой обширной среди других миссий. Но именно в ней более всего проявился дух апостольства.




В первой книге «Описания фондов Алтайской Духовной Миссии» приводится извлечение из письма основателя Миссии отца Макария Глухарева, в котором он выражает пламенное желание видеть Русскую Церковь «в сугубом качестве Церкви Апостольской».




Он писал об этом так:
«Созерцая подобный небесам образ первой Церкви Христовой, начертанный в Книге Деяний Апостольских, мы видим, что она вся была Апостольской, что дружина действователей не ограничивалась ни числом двенадцати, ни числом семидесяти Апостолов, но возрастала с удивительною быстротою; что все верные или действовали непосредственно как Апостолы, или содействовали и помогали Апостолам; что между тем как Святой Петр, скованный двумя цепями, находился в темнице, из которой потом изведен был чудотворною десницею Ангела, Церковь прилежно молилась о нем Богу; что все принимали живейшее участие в деле Иисуса Христа, которое было своим для каждого, и между тем как одни приобретали Ему новых учеников, другие принимали на себя обязанность пещись о бедных между новыми братиями; что не только все вещественное было у верных общим, но и сердце одно, единого ищущее и единого любящее, и душа одна, исполненная одних чувствований и помышлений, одних склонностей и отвращений, одних радостей и печалей, происходивших от живого сознания во всех и каждом общего всем назначения.



Как чада света, по самому свойству света, который неминуемо сообщает себя всему тому, в чем противления не находит или в чем побеждает противление, они светили Христовым светом своей окружности, находились ли среди братии и в церкви, назидая и утешая друг друга и меняясь друг с другом разными благотворениями, или действовали на внешних, или действователям служили1.



Но как Господь Иисус Христос во веки Един и Той же и обещался не разлучаться с Своими до скончания века, то первая Церковь Его есть образец, которому Христианская Церковь должна подражать во всяком веке. И хотя внешние выражения, в которых открывается дух Евангелия, могут принимать изменения, но самый дух истинной Церкви Христовой всегда один и тот же — любовь к Богу и к человекам во Христе Иисусе.

Чем изобильнее и явственнее сей дух чистой любви Божией в Христианской Церкви, тем более жизни и света Христова в сей Церкви.



А чем более жизни и света Христова в Церкви, тем в ней более ревности, усердия и способности к распространению благодатного Царствия Божия на земле, тем в ней имя Церкви Апостольской плодоноснее»
(2).






Основатель Алтайской Духовной Миссии преподобный Макарий, первоучитель народов Алтая, получив свет духовного просвещения от великих старцев-подвижников, перенес его на Алтай, где возрастил целую плеяду миссионеров-просветителей.



Если Оптину Пустынь Господь явил как «вертоград старчества» (из тропаря Оптинским старцам), то Алтайскую Духовную Миссию — как вертоград миссионерства. Алтай собирал для миссионерского служения иноков со многих известных русских монастырей. В монастырях и общинах Алтая, в миссионерских станах подвизались выходцы из Глинской Пустыни, из Киево-Печерской Лавры, из Оптиной Пустыни, из Саровского монастыря, из Троицкого Волховского Оптина монастыря и с Афона.
Примечания:

1) Отец Макарий всем находил место в миссионерском деле. Он говорил: «Если не можешь быть ловцом человеков, то лови рыбу для питания ловцов человеков» (Полное собрание проповеднических трудов Преосвященного Макария (Невского), архиепископа Томского и Алтайского.— Томск, 1910, с. 492).

2) Письма архимандрита Макария Глухарева, основателя Алтайской Миссии / Под ред. К.В.Харламповича.— Казань, 1905, с. 162—163.




Источник: Богословский сборник №2 Новосибирской епархии Русской Православной Церкви 2006 г.



ruskalendar.ru/publications/detail.php?ID=20671

Tags: ЖИТИЯ СВЯТЫХ, ПРАВОСЛАВИЕ ЦЕРКОВЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments