На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Царская Голгофа

Последние 78 дней. 3, 4 и 5 июня 1918 года

В продолжение публикации:




3 июня (21 мая по старому стилю) 1918 год
День был теплый, хороший. Царская Семья и ее окружение, кроме Государыни, гуляла два раза в саду.
Государь в этот день записал: «У Алексея совсем не было болей; как всегда, он проводит день в постели в нашей комнате».
3 июня в «Книге дежурств» отмечено: «На посту №9 часовой Добрынин нечаянно выстрелил, ставя затвор на предохранитель, пуля прошла в потолок и застряла, не причинив никакого вреда».

Свидетель В.Я. Буйвид показал, что летом с балкона Ипатьевского дома «красноармейцами была выброшена нечаянно воспламенившаяся ручная бомба».
Если учесть, что ещё раньше, 14 (27) мая часовой выстрелил в сторону окна Ипатьевского дома, то применение огнестрельного оружия приобретает характер последовательных действий.
Государь об этом случае написал в дневнике следующее: «Внизу в караульном помещении снова выстрел; комендант пришел справляться, не прошла ли пуля через пол?».
Государыня вообще не уделила этому эпизоду внимания. Её безпокоило, что доктор В.Н. Деревенко не пришел проведать Цесаревича, из-за отсутствия Авдеева.
Комиссариат продовольствия Урала направил в Екатеринбургский Совет отношение № 5606 о выдаче продовольственных карточек Узникам Ипатьевского дома.
До убийства оставалось 43 дня.


4 июня (22 мая по старому стилю) 1918 год

Утро было солнечным и тёплым. Здоровье Наследника по-прежнему полностью не поправилось: «Бэби провёл день в моей комнате — все ещё плохой аппетит», — записала в дневник Императрица.
Однако навестивший больного доктор В. Н. Деревенко нашёл, что опухоль на колене значительно спала, и что мальчика можно вынести днем на свежий воздух. Об этом же написал и Государь: «Алексею гораздо лучше, и колено очень уменьшилось в объёме».
Однако большевики продолжали издеваться даже над больным ребёнком. Императрица отмечала: «Комитет не дал разрешения Алексею на время его болезни гулять, сколько он пожелает, а нам всем — только час, как и прежде!!»

30 мая 1918 года Ленин подписал декрет о переводе часовой стрелки: «В целях экономии перевести часовую стрелку на летнее время по всей России на два часа назад».
Постановление проводилось в жизнь в 10 часов вечера по местному времени 31 мая и дей


ствовало до часа ночи с 15 на 16 сентября. Как и все большевистские «декреты» подобного рода, постановление вызвало страшную путаницу.


Государыня отмечала, что «в 10 часов нам сказали, что это 12 часов».




Вечером над Екатеринбургом прошла сильная гроза. Обвиняемый Ф. П. Проскуряков рассказал на допросе следователю Н. А. Соколову о распорядке жизни Царской Семьи:

«Вставали они утром часов в восемь-девять. У них была общая молитва. Они все собирались в одну комнату и пели там молитвы. Обед у них был в три часа дня. Все они обедали в одной комнате, то есть я хочу сказать, что вместе с ними обедала и вся прислуга, которая была при них. В девять часов вечера у них был ужин, чай, а потом они ложились спать. Время дня они проводили так: Государь читал, Государыня также читала или вместе с дочерьми вышивала что-нибудь или вязала. Наследник, если мог, делал из проволоки цепочки для своих игрушек — корабликов. Гуляли они в день час-полтора. Никаким физическим трудом им не позволено было заниматься. Их пение я сам не один раз слышал. Пели они исключительно духовные песни».

До убийства оставалось 42 дня.



5 июня (23 мая по старому стилю) 1918 год
Утро было свежим, хорошим. Из-за путаницы с переводом стрелок часов Государь и Государыня поднялись на два часа раньше. Цесаревич спал плохо, болела нога — накануне В. Н. Деревенко снял с неё шину, которая удерживала колено. В полдень Е. С. Боткин вынес Наследника во двор и посадил в кресло-каталку Императрицы. В книге записей дежурств членов Отряда особого назначения Ипатьевского дома по этому поводу отмечалось: «Первый раз в присутствии коменданта Авдеева Алексей Романов был вынесен на прогулку, которая продолжалась один час».


Государыня и Великая Княжна Татьяна Николаевна сидели с ним на солнце, окружённые забором. Однако боли в ноге усилились, и Цесаревича отнесли обратно в постель.

Во время прогулки Государыня обменялась несколькими фразами с великими княжнами по-английски. Безграмотные Авдееев и караульные решили, что разговор шёл по-немецки. В связи с этим комендант «сделал предупреждение» Императрице.
Государь чувствовал себя хуже. Редчайший случай: в дневнике периода екатеринбургского заключения он начал жаловаться на своё здоровье. «У меня самочувствие было кислое». На нервной почве даже железное здоровье Царя начинало сдавать.
5 июня из магазина Накаракова в Ипатьевский дом было отпущено 20 фунтов сухих овощей на сумму 50 рублей.
Между тем росло сопротивление русского народа большевизму. Генерал К. К. Мамонтов, объединив казачьи группировки, возглавил 4-ю войсковую группу Донской армии, насчитывавшую более 12 тыс. сабель, повёл стремительное наступление на Царицынском направлении. Ему удалось захватить Калач, форсировать Дон, рассечь фронт красных и вырваться на оперативный простор. 5 июня казачьи части Мамонтова подошли к Царицыну.
4 июня Антанта объявила Чехословацкий корпус частью своих вооружённых сил и заявила, что будет рассматривать его разоружение как недружественный акт в отношении союзников. 5 июня 1918 года неподалёку от Самары чешские легионеры разбили красные части и пробили себе возможность переправы через Волгу.


До убийства оставался 41 день.

Российский публицист и историк Петр Мультатули

Продолжение следует

Источник: Общество «Двуглавый Орёл»
___________________

См.также:


Tags: УБИЙСТВО, ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ, ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments