На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Царская Голгофа

Последние 78 дней. 15, 16 и 17 июня 1918 года
В продолжение публикации:



15 июня (2 июня по старому стилю) 1918 год

Утро выдалось прекрасным и солнечным. В полдень Государыня вместе с Великими Княжнами Татьяной и Марией сидели рядом с Цесаревичем в саду. Потом пошел дождь. Государь и остальные Узники не гуляли. В дневнике Государя нет записи за этот день.
Дневники Царской Четы часто вступают в полное противоречие с книгой дежурств по ДОНу. Так, за 2 (15) июня 1918 г. в книге дежурств отмечалось: «Обычная прогулка всех, кроме Алексея и Александры Федоровны». Государыня же в дневнике, наоборот, указывает, что она выходила на улицу вместе с «Бэби, Татьяной и Марией», а «остальные остались дома из-за дождя». Причины подобных расхождений не установлены и требуют тщательного изучения.



В той же книге дежурств говорится, что В.Н. Деревенко принят не был, но из-за забора предложил носить в Ипатьевский дом молоко и яйца, а так как «команде также нужны продукты, то ему и было разрешено присылать». В действительности же инициатором доставки Царской Семье продуктов стал вовсе не В.Н. Деревенко, а игуменья Ново-Тихвинского женского монастыря Магдалина (Досманова). Носили продукты две послушницы монастыря Антонина (А.В. Трикина) и Мария (М.Л. Крохалова). По словам последней, носили они в Ипатьевский дом: «сливки, сливочное масло, редис, огурцы, ботвинью, разные печенья, иногда мясо, колбасу, хлеб. Все это брал у нас или Авдеев, или его помощник. Очень хорошо к нам Авдеев и его помощник относились».


Зачем тот, кто вел записи в книге дежурств, внес дезинформацию, что продукты предложил носить В.Н. Деревенко?


Или доктору сказали сделать такое предложение?

Но кто и зачем? Нам это станет понятным из последующих событий вокруг Царской Семьи.

Скорее всего, имя В.Н. Деревенко как инициатора доставки продовольствия в ДОН было использовано руководством Уральского ЧК для проведения своих провокаций в отношении Царской Семьи. В мае 1918 г. в Екатеринбург прибыл И.И. Сидоров, которого графиня З.С. Толстая, ведшая переписку с Великой Княжной Ольгой Николаевной еще в Тобольске, попросила узнать об условиях содержания Царской Семьи в Ипатьевском доме.

Сидоров прибыл в Ново-Тихвинский монастырь и встретился с монахиней Августиной, сказав ей, что ему нужно установить связь с Царём. Та ответила, что никакой связи у них с Государем нет и посоветовала обратиться к доктору В.Н. Деревенко. Сидоров с ним встретился. Последний сообщил, что Цесаревич «болен и нуждается в усиленном питании». Сидоров «взялся организовать доставку молока и прочих пищевых продуктов в Дом особого назначения». Не вызывает сомнений, что деятельность Сидорова проходила под полным контролем ЧК, не видевшей в ней ничего опасного.


Цесаревич Алексей

Между тем большевистская власть потеряла контроль над Омском, Уфой, Оренбургом, Троицком и Челябинском, которые были освобождены белой армией и чехословаками.
Практически в Екатеринбурге, в Верх-Исетском заводе вспыхнуло восстание против большевиков под руководством лидеров «Союза фронтовиков» штабс-капитана Н.К. Ростовцева и есаула Мамкина. Благодаря нерешительности последних большевики срочно вывели отряд под началом будущего цареубийцы П.З. Ермакова, который разогнал митинг и арестовал предводителей «союза». Были проведены обыски и аресты. Ростовцеву удалось бежать, но позже он был убит красным патрулем при попытке добраться до железнодорожного вокзала Екатеринбурга, чтобы уехать из города.


Несмотря на то, что восстание было подавлено, большевистские власти были весьма обезпокоены настроением населения в Екатеринбурге. Всюду росло недовольство невыплатой зарплаты, дороговизной, постоянным страхом перед чрезвычайкой.

До убийства оставался 31 день.




16 июня (3 июня по старому стилю) 1918 год
Царская Семья хотела, чтобы была отслужена воскресная Божественная литургия. По этому поводу в книге дежурств по ДОНу появилась следующая запись: «Утром Боткин просил попа, но ввиду того, что тот поп, которого приводил он, занят, просьба его была отклонена».
Государь записал в дневник: «Опять службы у нас не было». Тоже у Государыни: «Опять нет службы». Император Николай II окончил читать «Историю Императора Павла I» историка Н.К. Шильдера, которую счёл «очень интересной».

Царская Семья все продолжала ждать возвращения К.Е. Нагорного и И.Д. Седнёва, которое ей каждый раз обещал Авдеев. 16 июня комендант сообщил, что они вернутся «сегодня», что было очередной ложью, в которую, впрочем, Авдеев сам мог и верить.
Государыня вместе с Цесаревичем и Великими Княжнами Ольгой и Татьяной выходила на прогулку в сад. Вечером Императрица Александра Феодоровна плела кружева. Вечером Цесаревич принял ванну. Потом Государь с Государыней играли в безик — интеллектуальную французскую карточную игру.


Императрица Александра Феодоровна и цесаревич Алексей
16 июня в стране была официально восстановлена смертная казнь. Наркомат юстиции постановил, что революционные трибуналы «в выборе мер борьбы с контрреволюцией, саботажем и пр. не связаны никакими ограничениями». Председатель Революционного военного трибунала республики К. Данишевский так определял задачи трибуналов: «Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами. Это карающие органы… которые постановляют свои приговоры, руководствуясь принципом политической целесообразности и правосознанием коммунистов».

16 июня 1918 года большевики готовились оставить Иркутск: из Госбанка вывозили на вокзал золото и деньги. В тот же день на Дону началось восстание казачества. Это была крупнейшая военная акция казачества на первой фазе Гражданской войны на нижнем левобережье Дона в 1918 году.

До убийства оставалось 30 дней.



17 июня (4 июня по старому стилю) 1918 год
С этого дня старший повар Иван Михайлович Харитонов начал сам готовить пищу в Ипатьевском доме. Государыня отмечала в дневнике: «Завтрак приготовлен Харитоновым — теперь он должен готовить нам пищу».

Записей Государя за этот день в дневнике нет, но 18 июня он отметил: «Со вчерашнего дня Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут и хлеб! Недурно!»
Государыня также «наблюдала за Харитоновым, готовящимся к выпечке хлеба».

В Ипатьевском доме было очень душно, так как окна запрещено открывать. Императрица Александра Фёдоровна писала в дневнике: «Работала, очень жарко, душно, так как окна не открываются и повсюду сильные запахи кухни».
Уставший от жары и мучительной болезни, отсутствия движения Цесаревич Алексей Николаевич катался по комнатам на кресле-качалке Государыни. На просьбы Е.С. Боткина открыть окна Авдеев отвечал отказом.

Была отклонена и просьба Боткина, изложенная в письме к А.Г. Белобородову, допустить в Ипатьевский дом П. Жильяра или вернуть К.Е. Нагорного, так как ему, пожилому Боткину, становилось всё тяжелее ухаживать за больным Наследником.

На письмо Боткина Авдеев наложил следующую резолюцию: «Просмотрев настоящую просьбу доктора Боткина, считаю, что из этих слуг один является лишним, так как дети все являются взрослыми и могут сами следить за больным, а потому предлагаю председателю областкома немедля поставить на вид этим зарвавшимся господам ихнее положение».
Белобородов полностью поддержал Авдеева.
Между тем в советских газетах появились первые сообщения о «похищении» Великого Князя Михаила Александровича. Они тоже стали частью продолжающейся провокационной кампании большевиков по подготовке общественного мнения к предстоящему убийству Царской Семьи. 17 июня 1918 года американский консул в Москве Д. Клинтон Пул телеграфировал государственному секретарю США Р. Лансингу: «Москва. 17 июня. Не подтверждаются слухи о том, что большевики вывезли Царя и его брата Михаила из Екатеринбурга, и что Царевич мёртв».

Примечательно, что Великий Князь Михаил Александрович никогда не содержался в Екатеринбурге, а 17 июня 1918 года уже был убит. Интересно и другое: дата отправки телеграммы по времени совпадает как с разговорами Авдеева о скорой отправке Царской Семьи в Москву, так и с записью в «Книге дежурств» о предполагаемой гибели Наследника! В тот же день в Екатеринбурге усиленно распространяются слухи о том, что Государь убит в Ипатьевском доме некими ворвавшимися туда красноармейцами.

В России разрастается сопротивление большевикам. 17 июня 1918 года есаул И. Н. Красильников со своим партизанским отрядом отбывает на Мариинский фронт, чтобы поднять против большевиков Енисейское казачество. Его отряд широко используется, по отзывам руководителей белого движения в Сибири, «как высокоподвижный и сильный ударный кулак».

17 июня 1918 года в Омск прибыл капитан Л.Д. Василенко, назначенный начальником штаба Степного Сибирского корпуса.

До убийства оставалось 29 дней.



inform-relig.ru/news/detail.php?ID=16292




Tags: УБИЙСТВО, ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ, ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments