На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Похоже, мы оказались даже оптимистами – в части «жесткости».

Что изменилось бы, если бы патриарх Кирилл публично противостоял Варфоломею по вопросу об автокефалии УПЦ хотя бы с апреля?

Накануне встречи патриарха Варфоломея с патриархом Кириллом мы задавались вопросом: «учитывая, что визит патриарха Кирилла намечен по его же инициативе, поездка при любой жёсткости позиции визитёра будет изначально восприниматься как «на поклон».



Похоже, мы оказались даже оптимистами – в части «жесткости».

Московский патриарх очень много говорил о братской любви с тем, кто уже при нём – как в качестве главы ОВЦС МП, так и в сане патриарха – и словом и делом вёл по всему миру войну с Русской церковью.
Понятно, что благостность нашего патриарха могла быть игрой для журналистов, а на самой встрече Его Блаженство (именно на такое обращение к себе со стороны «Вселенского» патриарха согласился Московский патриархат) предъявил Его «Всесвятейшеству» все те весомые аргументы, о которых мы также говорили в прошлом материале.
Однако свою враждебную деятельность по отношению к православной Церкви на Украине Варфоломей ведёт публично.


Особенно дерзкой его риторика стала после получения Порошенкового и Верховной Рады прошения об «автокефалии Украины».



Публичность воинственных заявлений предполагает неотвратимость заявляемого. Но почему же тогда всё это время молчал такой опытный церковный дипломат, как патриарх Московский – даже после личной встречи с оппонентом, на которой он услышал отказ на все свои предупреждения (если они были сделаны, конечно).



Ведь жёсткой публичной позицией можно было хотя бы предупредить решения, которые были приняты через день на синаксисе (соборе архиереев Экуменического патриархата).
Напомним, вкратце, что именно было озвучено в докладе Экуменического патриарха на синаксисе и одобрено архиереями.
За основу претензий была принята та откровенная ложь, что в 1686 г. Московскому патриархату не передавалась Константинополем Киевская митрополия, а была вероломно захвачена.


Более того, ещё со средневековья, т.е. «со времени переноса Киевской кафедры в Москву» (хотя перенесена она была во Владимир, продолжая называться Киевской), Москва, дескать, стала чинить всяческие антиканонические пакости боголюбивой украинской пастве Константинополя.


Это, наконец, и привело к… Филарэтовскому расколу, который Москва отказалась залечивать. Вот поэтому за уврачевание раскола на законных правах берётся Экуменический патриарх. Вплоть до рассмотрения апелляции самого «Филарета», поскольку Москва не имела права отлучать его от Церкви (хотя бы потому, что по определению не имела права действовать на Украине, т.е. на территории Экуменического патриарха).
Но, главное, Фанар наделил себя полномочиями решать подобные вопросы не только на «своей канонической территории», но в пределах всего Вселенского православия, то есть, по сути, объявил себя православным Ватиканом.


И это уже, не что иное, как попытка папистского переворота в православии, сравнимая с тем, что закончился «Великим расколом» 1054 г.

И вот, наконец, пользуясь всеми этими «правами», Экуменический патриарх назначает в Киев (на самом деле, по нашей информации, на Киев и отдельно на Запад нынешней Украины) двух «экзархов». Экзарх в современной церковной практике — глава отдельного церковного округа. Таким образом, если доклад Варфоломея на синаксисе можно было считать объявлением войны, то это назначение – уже война. Ведь Москва не соглашается с тем, что Киев – каноническая территория «Константинополя». А вторжение на чужую территорию, что как не война?

Нас могут спросить, что изменилось бы, если бы Московский патриарх публично противостоял Варфоломею хотя бы с апреля, когда Экуменический патриархат объявил, что принял к рассмотрению прошение Порошенко (что само по себе уже было нарушением канонов – он не имел право «рассматривать» что либо, относящееся к компетенции другого патриархата). Что изменилось бы, если бы в Стамбул поехал не патр. Кирилл, а хотя бы глава ОВЦС патр. Иларион?


Во-первых, предстоятель Русской церкви (которая по численности превосходит все остальные церкви мира вместе взятые) просто избежал бы позора. Ведь, как мы рассуждали в статье «С чем, зачем и за чем патриарх Кирилл едет на Фанар?», если наш предстоятель таким образом демонстрирует смирение (от нашего имени, хотя насчёт поездки в Стамбул он не советовался даже с синодом), то следует ли переносить добродетель личного свойства в область внешней церковной дипломатии?

Впрочем, позор – категория мирская, мы же, люди православные, на сей счёт переживать особо не будем. Другое дело, что с позором – по всем законам жанра – мы получили и войну. И, благодаря, дипломатии «всё хорошо, прекрасная Маркиза» теперь находимся в стратегически невыгодном положении.

Ведь теперь, если Москва поставит вопрос о каноничности самого Варфоломея, это будет рассматриваться как банальная месть, а не как последовательная, а значит, подкреплённая каноническими доводами позиция. Хотя её вполне можно было успеть обозначить даже между стамбульской встречей и синаксисом. А ещё лучше – после московской встречи патр. Кирилла с посланниками Варфоломея 9 июня, на которой стала очевидна неизбежность раскола в мировом православии вследствие действий Фанара на Украине.

Можно было, начиная с того же апреля во всеуслышание припомнить Варфоломею и легализацию эстонского раскола, и принятие под свой омофор в «сущем сане» украинских самосятов в США (после чего каноничность фанарского священноначалия, по канонам, уже подвергалась сомнению), и совместные молитвы с папой (что по тем же канонам карается отлучением от Церкви). Наконец, после впадения в унию на Флорентийском соборе сам статус «первого среди равных» для Экуменического патриархата выглядел просто издевательством над мировым православием.

Впрочем, Господь, отобрав у Варфоломея разум, наказал-таки его на последнем синаксисе, вручив Московскому патриарху последний довод – самый убийственный для амбиций Экуменического патриархата: манифестацию той самой ереси папизма, которая покушается на саму основу Церкви – её соборность. Прошло, правда, уж пять дней, а голоса патриарха всё не слышно.

А что же не весь мир, но Русский мир и исток его – Малая Русь?

В сообщении о назначении «экзархов» секретариат экуменического синода указывает, что делается это «в рамках подготовки к дарованию автокефалии Православной Церкви в Украине». Но на Фанаре прекрасно понимают, что канонической православной структуры, жаждущей автокефалии, на Украине нет. Для того и отряжены в Киев «экзархи» (причём, один из них «крещёный» и идейный униат), чтобы контролировать её создание.

Основой «Единой поместной православной украинской церкви» (ЕППУЦ) может выступить кучка перебежчиков из УПЦ (МП). Буквально накануне фанарского заявления в Житомире встретились ближайший к Порошенко архиерей митр. Винницкий Симеон (которого видят главой ЕППУЦ), митрополит Драбынко (кандидат на управделами ЕППУЦ) и атокефалисты помельче. Встреча, кстати, началась с возложения цветов под бандеровский флаг на главной площади города.

Где же в этой схеме Филарэт?


Тут два варианта. Первый: он соглашается уйти на покой при условии «снятия с него анафемы Константинополем». Второй: он артачится (мол, если я не остаюсь патриархом, «Киевский патриархат» не вливается в ЕППУЦ), и тогда Фанар с чистой совестью «соглашается» на «промежуточный этап» – «Украинского экзархата Экуменического патриархата», поскольку «единства православных так и не удалось достичь». Этот вариант также устроит всех, для кого главное «гэть вид Москвы!». Так что, возможно, даже не понадобится Филарета устранять физически как препятствие. От него и так перебегут в «канонический патриархат» все его ряженные крысы.

Что же касается подлинно канонической Церкви на Украине, то в отношении неё, как и пообещал спикер Рады Парубий, сразу же после «томоса» (или после учреждения «экзархата») будет принят закон о «Церкви, руководящий центр которой находится в стране-агрессоре». Соответственно УПЦ (МП) будет перерегистрирована в «РПЦ в Украине». Это лишь ускорит перебежки в ЕППУЦ или «экзархат» всех тех из духовенства и клира, для кого «Україна понад усе». Церковь таким образом очистится. И эта очищенная от всего наносного Церковь будет называться Русской. Пусть даже останется она (очень хочется верить, что на короткое время) без храмов. Потому что, по обещанию того же Парубия, будет принят и закон, легитимирующий «церковное» рейдерство.

Да, православные – от мецената-миллиардера Новинского до самой немощной бабушки, от синодалов до пономарей заявляют: «Жизнь отдадим, но не святыни!». Увы, более реалистичен вариант «и жизнь, и святыни». Ибо на стороне захватчиков военизированные фашистские формирования с оружием (вплоть до гранатомётов), связью, транспортом и, главное, координацией со стороны кураторов – СБУ и МВД. Так что не война это будет религиозная, а бойня.

Но стоит ли идти на заклание за камни? Пусть даже намоленные памятники архитектуры? Пока фашисты и экуменисты не заставляют отрекаться от веры, разве не грех подвергать риску жизнь, дарованную Господом?

Главное, полагаться на Него. Разве Бог оставит Россию?



Источник: живой журнал Дмитрия Скворцова
https://t-34-111.livejournal.com/




http://www.rusfront.ru/15444-chto-izmenilos-by-esli-by-patriarh-kirill-publichno-protivostoyal-varfolomeyu-po-voprosu-ob-avtokefalii-upc-hotya-by-s-aprelya.html


Tags: РАСКОЛЬНИКИ, УКРАИНА, УНИАТЫ, ХУНТА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments