На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Categories:

Секреты воспитания бойца и христианина

Беседа о военно-патриотическом клубе «Воскрест» с о. Александром Степановым


НАУЧИТЬ ПРЕОДОЛЕТЬ СЕБЯ




Служение Отечеству может быть разное.


Есть бойцы, которые служат в спецназе «Альфа», есть бойцы на ниве журналистики, погибающие как в бою, так и в «тылу», а есть бойцы «невидимого фронта», воины, побеждающие в брани духовной на ниве Православия.

Протоиерей Александр Степанов, настоятель Благовещенского собора и храма Всех святых города Гороховец Владимирской области, – один из них.



Его усилиями и содействием в 2001 году в городе Вязники была открыта православная гимназия им. преподобного Серафима Саровского, в 2002 году начал свою работу военно-патриотический лагерь «Патриот», а в Гороховце по инициативе священника с 2006 года проводятся соревнования по стрельбе среди военно-патриотических клубов, с 2005-го действует православный военно-патриотический клуб «Воскрест», а летом 2007-го организован палаточно-байдарочный туристический лагерь «Парус».

Отец Александр поделился секретами воспитания настоящего бойца и христианина.

ЧЕМ ЧАЩЕ ВИДИШЬ СМЕРТЬ,
ТЕМ БОЛЬШЕ ЛЮБИШЬ ЖИЗНЬ

– Отец Александр, расскажите о своем детстве и воцерковлении.

– Я родился в селе Афона, в Новгородской области. Спустя несколько лет, когда перешел в пятый класс, родители решили переехать. Мы поселились в городе Вязники Владимирской области, и там прошли мои юность и молодость. Мама работала начальником почты, папа – учителем труда и музыки, но не все было гладко…



Мы с братом росли в сложных условиях, да и сельская жизнь в Новгородской области – это стычки между деревнями. Однако городская реальность была не менее сурова. В городе тоже дрались, только уже микрорайонами: жизнь была насыщена улицей дополна. Но когда я стал заниматься борьбой, то так увлекся, что местные разборки совсем перестали меня привлекать.

Поскольку родители работали, то воспитывался я в основном бабушкой. Тогда в селе Афона садиков не было. В наш храм приезжали разные паломники, я слушал, о чем они говорят, впитывал в себя все это. Позднее, став старше, я повстречал протоиерея Анатолия Федорова из села Нагуево Владимирской епархии. Он всю свою жизнь посвятил Богу и людям.



Батюшка помогал людям чем мог, хотя сам ходил с палочкой, будучи ветераном Великой Отечественной войны. Это меня очень сильно удивило. И я понял, что что-то в своей жизни пропустил, не заметил очень важное. И вот однажды приехал владыка митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий.


Он оказался профессором, богословом. С этого момента я взял в руки Библию. Литература «духовная» увлекала меня давно – читал про восточные религиозные течения, изучал историю единоборств. Но узнав, что Библия – это книга всех христиан, книга, которую знает вся страна, немедля приступил к ее прочтению. И это, как-то постепенно, привело меня к священству.

Сначала я был в храме как художник: расписывал стены, помогал реставрировать. Матушка пела на клиросе. Собственно, она меня туда и привела. Вышло так: я ее привез в храм на пение и ждал, чтобы забрать ее обратно, а пока решил постоять на службе. И вот я стою, они поют, у меня спина уже ноет, ноги гудят…



Думаю: «Что, этот батюшка семидесятилетний сильнее меня, что ли? У него ничего не болит?» Вот такие вопросы у меня возникли. Как так может быть? Ответы впоследствии я нашел в одной замечательной книге, которая называется Библия.


– А как вы попали в ГРУ?

– В войска специального назначения набирают людей, которые туда идут. Но у меня особая история. Я не стремился в спецназ, я был призван в военно-воздушные силы и служил в Германии, в Группе советских войск. Занимался спортом на стадионе все время, ничто мне не мешало, служил на точке. Это был 1983–1984 годы. За мной стали присматривать – Особый отдел государственного контроля (Особый отдел КГБ СССР), – заметили, что боец бегает, занимается самостоятельно. Следили несколько месяцев, потом подошли и сказали: вот так и так, у нас показательные выступления, инструкторов рукопашного боя нет. И меня откомандировали.


– Расскажите о самых трудных моментах службы. Когда приходилось обращаться к Богу.

– Во время службы в армии о Боге вспоминаешь не часто. Но бесовские силы, их присутствие чувствовали многие. Знаете, когда самолет попадает в аварию и разбивается, гибнут люди, а мы помогаем извлечь останки из самолета, то тут даже полкружки спирта не помогут – остаешься трезвым, видя все это. Чем чаще видишь смерть, тем больше любишь жизнь, скажу так.




Мне нравятся слова одного из наших современников-подвижников, отца Николая Гурьянова с острова Залита, он сказал такую замечательную фразу:

«Вы можете жить как угодно и творить что хотите, лишь бы на Страшном суде для вас не было неожиданностей».





Вот такая интересная формула жизни. Я ею пользуюсь постоянно или, вернее сказать, пытаюсь пользоваться. К счастью, когда я служил в Германии, боевых действий открытых не было. Это единственный спецназ ГРУ, который в боевых действиях не участвовал. Спецоперации, конечно, были, но там больше смекалка солдатская работала.


В ОСНОВЕ ДОЛЖНА ЛЕЖАТЬ ЛЮБОВЬ

– Как появился православный клуб «Воскрест»?

– Название клубу подарило спецподразделение «Альфа». «Воскрест» – это значит воскресение через крест. То есть ты можешь измениться через несение своего креста, воскреснуть для новой жизни.



Помимо фундаментального курса «Основы православной культуры» мы изучаем девять дисциплин: здесь есть и альпинизм, и единоборство, и борьба, и военная, и строевая, и физическая подготовка, и плавание, и дайвинг, и парашютные прыжки. Мы специально все эти предметы спланировали.

Почему мы это сделали? Ну, вот, к примеру, плавание. Ребята учатся плавать в бассейне, совершают погружение с аквалангом. Купаются дети, конечно же, все, но насколько вода опасна, большинство людей не знает. Поэтому мы предлагаем им познать свои силы в этом. Или, к примеру, альпинизм.



Промышленный альпинизм может быть очень сильно востребован, но к этому не у всех есть склонность и способность. Поэтому лучше пусть они этот курс пройдут у нас. Поймут, для них это или нет. Это даст им возможность самостоятельно принимать решения в сложных условиях. К примеру, если на занятиях альпинизмом ребенок оказался наверху, то он сам должен уметь переключаться с одного устройства на другое. Так, как он это изучил внизу. Моя задача – страховать его и сделать этот шаг безопасным.

Все дисциплины, которые у нас есть, – неслучайны. Они призваны к тому, чтобы оторвать ребенка от компьютерных игр и сидения на диване. Чтобы он принял участие в активной жизни, в формировании себя. Дети, кстати, начинают и по-другому учиться в школе.

Выбор этот неспроста. И я не ставлю перед собой задачи загнать всех в семинарию; задача в том, чтобы дети стали адекватными, добрыми, любящими свою страну и смогли грамотно разбираться в суровых жизненных обстоятельствах.

Большинство воспитанников, окончивших «Воскрест», идут в военные училища. Кто-то стремится попасть в «Альфу», кто-то в семинарию поступает. В общем, детки меняются очень сильно. Тем более что у нас есть прекрасные шефы из «Альфы», которые создают замечательную программу, мы с ними согласовываем все мероприятия, которые у нас происходят. Они нам активно помогают.


Детей у нас довольно много, и перспективы развития клуба различные. Сейчас офицеры из «Альфы» помогают нам в строительстве духовно-просветительского центра. Мы о нем мечтали, и теперь мечта сбывается. И через два года, дай Бог, у нас будет свой спортзал и центр просветительский, где можно полноценно проводить занятия.


– Из каких семей приходят дети? По каким причинам? Удалось ли вам им помочь?

– К нам приходят самые разные дети, как из полных семей, так и из неполных. Занятия в клубе сложные. Они рассчитаны на возраст от 12 лет. В занятиях участвуют ребята разных возрастов, старшие помогают младшим, младшие смотрят, как работают старшие, и получается одна большая семья. Из Свято-Тихоновского православного университета к нам приезжали выпускники писать работу о нашей деятельности. Они заметили, что именно в нашем клубе взаимодействие друг с другом как в семье.

Двери нашего клуба всегда открыты. Детки приходят к нам как домой и чувствуют себя здесь довольно уверенно и свободно, при соблюдении определенных рамок приличия. Мы никого не принуждаем. К примеру, пришел ребенок на занятия, позанимался какое-то время, и вдруг ему стало тяжело, и он пропал. Потом опять появился – я его не выгоняю. Он занимается какое-то время, потом начинает отпадать, и потом в конце концов его «подхватывают», и с этого момента из него получается совсем другое, нежели было. Да и ему самому нравится меняться. Человек свободен в своем выборе, одними запретами ничего не сделаешь. В основе должна лежать любовь.

Дисциплина и строевая, и армейская – это подготовка к тому, чтобы ребенок был более собранным, целеустремленным, а не разнузданным, расхлябанным. Я провожу и различные беседы и лекции по чистоте слова. Например, о вреде мата, табакокурения, винопития, игромании. Почему так? Почему нельзя? Почему можно? И за каждого ребенка мы боремся. За каждого, кто пришел к нам, мы пытаемся бороться, чтобы от дурной жизни его отвадить. Под забором упасть он всегда успеет, а вот устоять на ногах сможет не каждый. И поэтому мы будем помогать всем, кто обращается к нам.


– Бывают сложные дети. Как вы с ними работаете?

– В каждый набор попадают ребята, которые вот такие вот «подарки». Если объясняешь ребенку, например, какие-то приемы по самообороне, им слов бывает мало. Человек, которому 15–16 лет, пробует все «на зуб». И здесь дешевым авторитетом не отделаешься. Не получится у тебя показать – извини, и ходить не будет. Это вот такой современный подход.
У нас были ребятки, два брата-близнеца. У них на двоих было всего три глаза – один без глазика был. Дети деревенские, из сложной семьи, служить не хотели. Но у нас они такую подготовку прошли, что и в армии не проходят. Сейчас, слава Богу, здоровый трактористом трудится.


– Ваши дети тоже занимались в православном клубе «Воскрест»?

– У меня четверо своих детей и четверо приемных. И все они занимались в клубе «Воскрест». Все через него прошли. И самый младшенький сейчас тоже занимается здесь.



«ЧЕРЕЗ ГОД ПОКРЕСТИЛИСЬ ВСЕ!»

– Расскажите о сложных ситуациях. Часто ребятам приходится преодолевать себя?


– Каждый год таких историй море. Вот одна из них. Девочка бежит на тренировку в клуб. На пешеходном переходе ее сбивает машина. Открытый перелом ног, тазобедренный сустав ломается, от удара головой о стекло утрачена память. И при этом водитель, чтобы избежать наказания, обвиняет ее в том, что она сама налетела на машину с разбегу за пределами пешеходного перехода и ее помяла. Понимаете? Пришлось даже адвоката нанимать. И мало того, девочка ведь вырастет, а длина ног может быть разной, потому что такие переломы просто так не проходят.
Мы за нее боролись целый год, чтобы каким-то образом ее восстановить. Было операций множество и процедур. Она на занятия в клубе приезжала в инвалидном кресле – мы ей помогали добираться. Детки из Дзержинска приезжали и были в шоке: девочка в инвалидном кресле занимается в спортзале! Отжимается от кресла сидя. Вот такая история.

Также приходили люди, исповедующие ислам. Приводили своих детей. Отдают ребенка в клуб и просят: только про Православие, пожалуйста, ничего не говорите. Принимаем. А через год покрестились все. Так что случаев разных много.

Приходят на занятия ребята, а у них плоскостопие. Родители большого значения этому не придают, но будет большая проблема с призывом в армию. А знаете, какие они вырастают в клубе? Парень подтягивается под 40 раз, кидает гранаты за 70 метров. В какие войска призывают его? В спецназ? Или в инженерные войска? Вот здесь мы работаем с военкоматом плотно. Звоним командиру: нужен вам такой человек или не нужен? Нужен. И он попадает в разведку. Такой ребенок. Несмотря на зрение или плоскостопие. Слава Богу, служат достойно. Мы даже в 45-й полк спецназа ВДВ ребят отправили, согласовав их данные с командиром. А туда просто так не призывают никого. Но дети из клуба «Воскрест» настолько хорошо себя показали, что офицеры спецназа открыли перед нами двери.

– А как сейчас чувствует себя та девочка, которую сбила машина? Ей лучше?


– Да. Тогда ей было 15, сейчас 18. И когда ее увидишь, то глазам не поверишь, что она пережила такую травму и не осталась инвалидом.

МАЙОР СПЕЦСВЯЗИ ОКАЗАЛСЯ ХУДОЖНИКОМ


– Мне известно, что вы умеете писать иконы. Как стали иконописцем?

– Я научился в частном порядке. Есть такие мастера, которые, как в школе, частные уроки задают. Это своего рода как подготовка для поступления в вуз. Хочешь научиться – нанимай педагога. Так и у меня было. Только я не нанимал педагога, со мной рядом просто оказался хороший тренер. Казалось, сфера спецсвязи что имеет общего с живописью? Однако майор спецсвязи, мой добрый друг, оказался заслуженным художником Российской Федерации. Я и не знал, а имя знаменитое такое – Шилов Вадим Александрович (внук Федора Шилова, советского художника-миниатюриста).


Сейчас я, конечно, подолгу кисточку не беру. У меня дети этим в основном занимаются. Да и времени не так много. Хотя иногда все-таки приходится… Есть храм, расписанный моими руками, – в нем была роспись очень сильно утрачена. Здесь уже опыт, конечно, ценный. Много икон приходилось восстанавливать.

Вот в Успенском кафедральном соборе во Владимире напротив иконы святого князя Андрея Боголюбского есть образ благоверного князя Глеба Владимирского. Это я написал ее. Икона большая: 1,90 м в высоту и 60 см в ширину. Длинная такая, вытянутая. И меня благословили ее написать, до этого ее не было. А вот другие иконы мои, для этого же храма, украли. Прямо с аналоя. Человек подходит, крестится и забирает святыню, а вместо нее ставит литографическую. Люди прикладываются и не понимают, что прежней иконы уже нет. Я несколько икон для этой церкви приготовил, а потом протодиакон Александр мне говорит: их как-то умудрились украсть. Видимо, кому-то понадобились очень сильно, не различили, новая или старинная.

– Отец Александр, что самое главное в жизни, на ваш взгляд?

– «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6: 33). И хочется еще добавить слова старца Амвросия Оптинского: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение!»
___________________
См. также:

Tags: ВОСПИТАНИЕ, ЗАЩИТА ОТЕЧЕСТВА, МОЛОДЁЖЬ, ПРАВОСЛАВИЕ СЛОВО ПАСТЫРЯ, РОДИНА ПРАВОСЛАВИЕ, РУССКИЕ ВОИНЫ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments