На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Покажите в вере вашей добродетель

Нравственно-духовная жизнь начинается верою.




Вера – первая ступень в лествице нашего спасения. Вера должна быть сердечная, искренняя, нелицемерная, несомненная, живая и деятельная.




Если ты так веруешь, воспитал в себе такую веру, то непременно будешь обнаруживать ее делами – будешь стараться исполнять волю Божию, стремиться ко всему доброму: в мыслях, словах и делах.

Такое расположение к доброму, стремление к исполнению воли Божией и соблюдение заповедей Господних разовьет и воспитает в тебе нравственную деятельную силу духа – добродетель, порождаемую верою.


Таким образом, истинная, сердечная, живая вера рождает добродетель, творит добрые дела. Со своей стороны, добродетель возвышает и укрепляет веру, дает ей больше нравственных достоинств, ибо одна вера, без добрых дел, без деятельного стремления к добру, для спасения души весьма недостаточна. «Кая польза, братие моя, Аще веру глаголет кто имети, дел же не имать? Еда может вера спасти его?» Мало того, такая вера нечиста, суетна, недействующа и даже мертва: «Вера, Аще дел не имать, мертва есть о себе» (Иак. 2, 14, 17).



В добродетели же – разум (рассудительность)


Стремясь к добру во всем: в мыслях, словах, делах – и стараясь исполнять волю Божию, христианин опытно научается истинно судить о вещах, различать Божие от человеческого, добро истинное от ложного, зло действительное от мнимого, правду от неправды, т. е. развивает в себе практическую христианскую опытность – святое благоразумие во всех делах. Это и есть нравственное рассуждение, разум духовный, христианское благоразумие.


Значит, добродетель производит духовный разум, но и сама от него приобретает совершенство, ибо какая добродетель полезна, если нет при ней разума? «Ревность ... не по разуму» (Рим. 10, 2).





В разуме же – воздержание


Духовный разум открывает христианину, где добро и зло, где истина и ложь в нем самом, в его поврежденном сердце, открывает множество худых мыслей, порочных наклонностей, злых похотей и страстей – и христианин ясно видит, как пусты и ложны их обольщения и как они опасны для хода и совершенства духовной жизни. Видя это, он начинает мало-помалу противиться порочным наклонностям, старается удерживаться от удовлетворения злых похотей, искореняет страсти и, таким обpaзом, приобретает новое нравственное совершенство – воздержание от злых похотей и страстей, соделывая чистым свое сердце. А чистота сердца возвышает и развивает духовный разум его, ибо чистые сердцем, по слову Божию, способны душевным оком зреть Бога и предметы Божественные: «Блаженны чистые сердцем, яко тии Бога узрят».




В воздержании же – терпение


Когда христианин мужественно борется с внутренними врагами своего спасения, в то время нападают на него враги внешние: разного рода искушения и соблазны – ложь, клевета, злоречие, укоризны, насмешки преследуют его на всех путях нравственной деятельности. Превратности и несчастия по службе, раздоры и несогласия домашние, недостатки в содержании и обеспечении себя и своих присных, потерю имущества, расстройство здоровья – все это он часто испытывает на себе самом! Искушения на каждом шагу! Сколько же здесь требууется со стороны христианина терпения, и терпения мужественного, часто продолжительного! Такое терпение развивает в себе христианин, приобретший духовное воздержание, научившийся преодолевать умственные пожелания, побеждать страсти.


Терпение – новое, высшее нравственное совершенство – является вслед за воздержанием. Со своей стороны, и терпение трудному подвигу воздержания подает большую силу и крепость. Нетерпеливость среди искушений, уныние в бедствиях есть слабость души, а ослабленный извне дух естественно становится не способным побеждать и внутренних своих врагов.




В терпении же – благочестие


Стяжавши воздержание, научившись благодушному перенесению бедствий, терпению среди искушений, христианин восходит на новую ступень нравственно-духовной лествицы – развивает и воспитывает в себе благочестие.

Благочестие – это нравственно-религиозное настроение христианина, его мыслей, чувств и действий, в котором у него, при всех его мыслях, чувствах и действиях, одно на душе и в сердце – прославление пресвятаго имени Божия, искреннее желание благоугодить Богу, усиленное старание исполнять Его святую волю. Это круг многих добродетелей и нравственных совершенств: здесь и страх Божий, и живое упование на Бога, и всецелая преданность Ему, и смирение, и искренность мыслей и чувств, слов и действий, и чистота намерений и побуждений. «Благочестие на все полезно есть, обетование имеющее живота нынешняго и грядущаго» (1Тим. 4, 8).


Оно сообщает нравственное достоинство предшествующим подвигам – терпению и воздержанию. Христианин, обладающий истинным благочестием, еще тщательнее очищает свое сердце от страстей и похотей, зная, что мерзость Господеви даже помысл нечистый, что только чистые сердцем видят Бога, а в искушениях и напастях еще более укрепляется духом, будучи уверен, что Господь не допускает христианину «искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие» (1Кор. 10, 13), зная еще, что «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас» (Рим. 8, 18).




В благочестии – братолюбие


Благочестие одушевляет и освещает мысли, чувства и действия христианина, возбуждает особенное движение в его сердце, и в нем из любви к Богу развивается любовь к ближним – сначала не ко всем, а только к единоверным братиям, – развивается братолюбие.
Христианин начинает любить в Господе всех, исповедующих одну с ним веру, – любить искренно. Для него теперь нет ни раба, ни свободного, не существует различия звания и состояния, пола и возраста, для него все христиане – дети одного Отца Небесного, все искуплены драгоценнейшею Кровию Сына Божия, крещены в одной и той же купели крещения – во имя Отца и Сына и Святаго Духа, – все равно призваны ко спасению, всем наконец дарует Он от Божественной силы вся, «яже к животу и благочестию» (2Петр. 1, 3).


Христианин всем сердцем желает спасения и деятельно содействует спасению всех – молитвами, словом участия, утешением, наставлением и своим примером.


Со своей стороны, и братолюбие дает силу благочестию и сообщает ему совершенство: «Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть» (1Ин. 4, 20).




В братолюбии же – любовь

Наконец, христианин восходит на высшую ступень нравственного совершенства – любовь.
Любовь к Богу одушевляет любовь христианина к единоверным братиям, более и более распространяет ее. Любящее сердце христианина, так сказать, расширяется – оно теперь любовию своей обнимает всех людей, не различая их звания, состояния, веры, он любит даже врагов своих. Такая любовь есть верх совершенства – высшая, последняя ступень в духовной лествице.


И преподобный Исаак Сирин говорит: «Кто всех любит равно, милосердно и нераздельно, – тот достиг совершенства».
И апостол Павел учит: «Над всеми же вами стяжите любовь, яже есть союз совершенства».



Схиигумен Савва (Остапенко)




http://www.rusfront.ru/16686-pokazhite-v-vere-vashey-dobrodetel.html



Tags: ПОУЧЕНИЯ, ПРАВОСЛАВИЕ СЛОВО ПАСТЫРЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments