На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Размышления о добродетели любви к Отечеству

Публикация великого Русского мыслителя и государственного деятеля А.С. Шишкова




…Не одно оружие и сила одного
народа опасна бывает другому;
тайное покушение прельстить умы,
очаровать сердца, поколебать в них
любовь к земле своей и гордость
к имени своему – есть средство,
надежнейшее мечей и пушек.
А. С. Шишков

…Что такое Отечество?



Страна, где мы родились; колыбель, в которой мы возлелеяны; гнездо, в котором согреты и воспитаны; воздух, которым дышали; земля, где лежат кости отцов наших и куда мы сами ляжем.


Какая душа дерзнет расторгнуть сии крепкие узы?


Какое сердце может не чувствовать сего священного пламени?



Самые звери и птицы любят место рождения своего. Человек ли, одаренный разумною душою, отделит себя от страны своей, от единоземцев своих, и уступит в том преимущество пчеле и муравью?

Какой изверг не любит матери своей?


Но Отечество меньше ли нам, чем мать?


Отвращение от сей противоестественной мысли так велико, что какую бы ни положили мы в человеке худую нравственность и безстыдство; хотя бы и представили себе, что может найтись такой, который в развращенной душе своей действительно питает ненависть к Отечеству своему; однако и тот постыдился бы всенародно и громогласно в том признаться. Да как и не постыдиться? Все веки, все народы, земля и небеса возопияли бы против него: один ад стал бы ему рукоплескать.




Отсюда происходит, что при всех пороках и страстях человеческих, при всей примечаемой иногда дерзости развращенных умов и сердец, нигде не видим мы вопияния против сродного каждому чувствования любви к Отечеству. Напротив того, не только единогласное во всех языках слышим тому проповедование; но и везде, в прошедших и настоящих временах, тьмочисленные находим примеры, что сила любви к Отечеству препобеждает силу любви ко всему, что нам драгоценно и мило, к женам, детям нашим и самим себе. <…>

Не видим ли в прошедших и нынешних временах мужей, сынов, жен, сестер, матерей наших, исполненных любви к Отечеству? Воспомним один только пример Пожарского и Минина, когда по гласу сего простого купца, по единому извещению его о бедствиях сограждан, безчисленное воинство, жертвуя состоянием своим и собою, стеклось добровольно для избавления Москвы. <…>

Когда один народ идет на другого с мечем и пламенем в руках, откуда у сего последнего возьмутся силы отвратить сию страшную тучу, сей громовый удар, если любовь к Отечеству и народная гордость не дадут ему оных? Какой щит тверже единодушия граждан, защищающих жен и детей своих? Какое оружие страшнее стыда уступить и пасть пред своим врагом, идущим разорять Отечество наше? Что ж, когда сии две крепчайшие ограды заблаговременно ослаблены будут?

Отсюда явствует, что не одно оружие и сила одного народа опасна бывает другому; тайное покушение прельстить умы, очаровать сердца, поколебать в них любовь к земле своей и гордость к имени своему – есть средство, надежнейшее мечей и пушек. Средство сие медленно, однако же верно в своих соображениях и ранее или позже, но всегда цели своей достигает. Мало-помалу налагает оно нравственные узы, дабы потом наложить и настоящие цепи, зная, что пленник в оковах может разорвать их, может еще быть горд и страшен победителю, но пленник умом и сердцем остается навсегда пленником.

Если бы какой народ различными путями дошел до того, чтоб сделался во всем образцом и путеводителем другого народа, так, чтобы сей, прельстясь блеском мнимых его превосходств, не возлюбил ни страны своей, ни обычаев, ни языка, ни ремесел, ни забав, ни одежды, ни пищи, ни воздуха, и все сие казалось бы ему у себя нехорошо, а у других лучше, – не впал ли бы он в достойное жалости уничижение? <…>

Итак, самое величайшее блаженство, самая сильнейшая ограда всякой державы есть любовь к Отечеству и народная гордость.
Посмотрим же, какими средствами сии две добродетели, столь необходимые для общего блага, укрепляются в нас и какими ослабевают.

Первейшая покровительница их есть святая Православная вера, сей единственный человеческого благополучия источник, из которого народоправитель почерпает мудрость, закон – силу, судия – правду, полководец – мужество, земледелец – трудолюбие, воин – храбрость и безстрашие. <…>

Вера, которая во всяком другом случае велит нам и малейшую каплю крови человеческой щадить, которая каждую слезу, каждый вздох, жестокостию нашею исторгнутый, исчисляет и взыскивает от нас; сей агнец смирения, сей Ангел кротости и милосердия, ополчает руки наши и повелевает нам проливать свою и чужую кровь, когда дело идет о защищении и спасении Церкви и Отечества. Она, поучающая нас, чтоб мы даже и неприятелей своих любили и за всякое сделанное нам зло платили им добром, в сем едином случае, возводя на Небо очи, молит о победе и преодолении врагов.

Из сего единого не видим ли мы, какими тесными узами вера сопряжена с любовию к Отечеству, и что она не только ведет нас в блаженство будущей и вечной жизни, но и в сем кратком на земле пребывании нашем необходимо нужна для общего всех спокойствия и безопасности. Кто ж приведет нас в сие благополучное состояние?




Слово «народ» представляет нам такое же понятие, как морские волны: буря подъемлет и вержет их; в нас страсти подобное же воздвигают треволнение, не меньше яростное, не меньше лютое. Кто для усмирения сих бунтующих страстей, раздувающих в сердцах наших огнь вражды, междоусобия, искоренения друг друга; кто посреди сих буйств и ослеплений говорит сильному из нас: наблюдай правду, слабому: терпи, и обоим вместе: вот завтрашнее жилище ваше – гроб, за пределом же гроба – Судия дел ваших, Бог! Сей глас есть веры: глас сильный, праведный, миролюбивый, равно поучительный, равно полезный великому и малому, богатому и нищему. <…>

Итак, когда государство или народ желает благоденствовать, то первое попечение его долженствует быть о воспитании юных чад своих в страхе Господнем, в напоении сердец их любовью к Государю, к сему поставленному от Бога отцу и главе народной; любовью к Отечеству, к сему телу великому, но не крепкому без соединения с главою своею; и, наконец, любовью к ближнему, под которою разумеются сперва сограждане, а потом и весь род человеческий.

Отсюда явствует, что воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Ученый чужестранец может преподать нам, когда нужно, некоторые знания свои в науках; но не может вложить в душу нашу огня народной гордости, огня любви к Отечеству, точно так же, как я не могу вложить в него чувствований моих к моей матери.



Он научит меня математике, механике, физике, но и самый честный из них и благонамеренный не научит меня знать землю мою и любить народ мой; ибо он сам сего не знает, не имеет нужных для меня чувствований и не может их иметь: у него своя мать, свое гнездо, свое Отечество. Любовь к оному почерпается не из хладных рассуждений, не из принужденной благовидности, нет! Она должна пламенною рекою литься из души моего учителя в мою, пылать в его лице, сверкать из его очей. <…>


Народное воспитание есть весьма важное дело, требующее великой прозорливости и предусмотрения. Оно не действует в настоящее время, но приготовляет счастие или несчастие предбудущих времен и призывает на главу нашу или благословение, или клятву потомков. Оно медленно приносит плоды, но когда уже созреют оные, тогда нет уже возможности удержать их от размножения: должно будет вкусить сладость их или горькость. <…>

Должно мне сказать еще нечто о природном языке всякой державы. Язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения, неумолчный проповедник дел. Возвышается народ – возвышается язык; благонравен народ – благонравен язык. <...>

Одним словом, язык есть мерило ума, души и свойств народных. Он не может там цвести, где ум послушен сердцу, а сердце – слепоте и заблуждению. Но где добродетель вкоренена в душах людей, где всякому любезен язык правоты и чести, – там, не опасаясь стрел невежества и клеветы, растут и зреют одни только плоды наук и трудолюбия. Тогда рождаются и возникают сии отличные люди, которые силою расцветающего в умах их красноречия приносят во всех родах познаний всеобщую пользу. <…>

Таковы суть пользы языка! Но между тем как он созидает славу народную, он же соединяет всех самыми крепкими узами. Опытами доказано, что в сопряжении областей не составляют они совершенного единства тела и души, доколе языки их различны; и, напротив того, самые разделенные и отторженные одна от другой области, имеющие один язык, сохраняют в себе некое тайное единодушие, которого ни рука власти, ни рука времени, разрушить не могут . <…>

Итак, природный язык есть не только достоинство народа, не только основание и причина всех его знаний, не только провозвестник дел его и славы, но купно и некий дар, к которому, хотя бы и не рассуждать о нем , природа вложила в нас тайную любовь; и если человек теряет сию любовь, то с ней теряет и привязанность к Отечеству, и совершенно противоборствует рассудку и природе.

Из всех сих рассуждений явствует, что вера, воспитание и язык суть самые сильнейшие средства к возбуждению и вкоренению в нас любви к Отечеству, которая ведет к силе, твердости, устройству и благополучию. Явствует также, что сия высокая добродетель, требующая великости духа, исполнения своих обязанностей, непорочности сердца и осторожности от искушений и прелестей, не так удобно приобретается, чтоб мы при немощах и страстях наших легко досязать до ней могли.



Посему нужно частыми о ней размышлениями разум и душу свою в том подкреплять, и для неизгладимого ее в сердцах наших утверждения всегда призывать на помощь Того, Кто Всемогущею десницею Своею управляет миры и без Которого во всех наших помыслах господствует один только мрак и тьма.

Александр Семенович Шишков
Рассуждение о любви к Отечеству. СПб., 1812.

Источник: Газета «Православный Крест»* №6 (222) от 15 марта 2019 года





http://www.rusfront.ru/16706-razmyshleniya-o-dobrodeteli-lyubvi-k-otechestvu.html



Tags: РОДИНА ПРАВОСЛАВИЕ, РОССИЯ, РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments