На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Мень умер, но дело его живо

О модернистском журнале
Ирины Языковой


Александр Вольфович Мень (1935-1990), один из крупнейших модернистов в Русской Православной Церкви XX в., экуменист, основатель религиозного синдиката, носящего его имя, оставил после себя не только несколько томов писаний, но и целую плеяду учеников и последователей.



Одним из наиболее известных меневцев является искусствовед Ирина Языкова, автор модернистского направления, экуменистка, представительница «богословия иконы». В конце мая она представила редактируемый ею журнал на встрече в клубе единомышленников.


Создавая видимость объективности, ведущий встречи поэт, историк искусства, доцент РАНХиГС Михаил Кукин начал ее с наезда на современное православное искусство:

«Икона и мозаика, архитектура и дизайн, поэзия, проза и публицистика, кино и телесериалы – ничто не чуждо современной христианской культуре.


Однако нам на глаза чаще всего попадается церковный ширпотреб или церковный официоз, которые редко вызывают что-либо, кроме кислой улыбки.


Можно ли всерьез говорить о современной христианской культуре или следует признать, что ее взлет – уже в прошлом?
Что к ней относится?


И где это можно увидеть и услышать?»



Как следует из дальнейшего хода встречи, говорить всерьез о современной христианской культуре можно и – какое счастье – имеется возможность ее увидеть в модернистском журнале Ирины Языковой, которая представила далее теологов, иконописцев, художников, поэтов и композиторов, которые, по ее собственному мнению, а также мнению единомышленников, составляют венец современной христианской культуры.




Кто же эти герои?




Журнал открывается статьей широко известного на апостасийном Западе, но абсолютно неизвестного в православной среде немецкого теолога Юргена Мольтмана. Далее следуют материалы о художниках Ирине Зарон, Анне Эверет и Оскаре Рабине.


Если верить И. Языковой и М. Кукину, это и есть светочи современной христианской культуры.
Однако если ознакомиться с образцами икон и фресок Ирины Зарон, представленными в альбоме «Современная иконопись. Москва», то становится ясно, что отбор в «светочи» редколлегией журнала производился не по уровню одаренности мастеров или по яркости таланта, а по каким-то известным только им критериям.

На фоне образцов работ других иконописцев работы Зарон отличаются какой-то блеклостью, унылой цветовой гаммой, неоправданно удлиненными и ломаными формами человеческих фигур, тоскливым выражением ликов. Даже икона «Сошествие Христа во ад», которая по сути является каноническим образом радостнейшего события – Воскресения Христова, решен в такой же черно-серо-охристой гамме.



В том же альбоме представлены иконы Александра Солдатова, Самсона Мирзоева, а также других преподавателей и выпускников Московской иконописной школы. Работы И. Зарон не выдерживают никакого сравнения с образами указанных иконописцев. Если уж не хватает таланта или умения, тогда художнице лучше не изобретать велосипед, а смиренно взяться за копирование уже готовых образцов гениальных иконописцев древности преподобного Андрея Рублева, Феофана Грека или Дионисия.



Ирина Языкова не только знаток иконописи, но и любитель музыки, а также поэтесса.



Поэтому далее в журнале идут интервью с шотландским композитором Джеймсом Макмилланом, анализ стихотворении Анри Волохонского и т.д. Чтобы понять вкусы И. Языковой, как поэтессы, можем привести несколько образцов ее стихосложения.




Вот стихотворение на смерть Папы Иоанна Павла II:


Великий понтифик, великий строитель,
Он строил мосты над проливами скорби,
Философ и пастырь, поэт и мыслитель,
Благословляя нас «urbietorbi».
Он верой владел, как владеют ключами,
От рая, от Царства, от тайн мирозданья.
Как небо атлант подпирает плечами,
Держал на себе он церковное зданье.


Русскому человеку не понять это сладострастное рабское преклонение перед папой.


А вот вирши, посвященные памяти ее духовного руководителя Александра Меня, убитого не за Христа, как лгут его последователи, а из-за ссоры с прибалтийскими уголовными авторитетами. В нем она молится ему, как святому:


И снова как в кошмарном сне
На бунт кровавый Русь готова.
И попалит она в огне
Тобою сказанное слово.
О нас молись на небесах,
О, Александр, свидетель верный!
Чтоб Божий свет и Божий страх
Господь взрастил у нас в сердцах
И дал любви нелицемерной.
(Вершилло Р. Языкова Ирина Константиновна//Антимодернизм).





Для сравнения можно привести одно из стихотворений великой поэтессы начала ХХ в. Русской Кассии, как ее называл священномученик Иоанн (Восторгов) Лидии Кологривовой «Ослябя и Пересвет»:


На ретивых конях в светлых бронях
Сверх черной одежды
Едут иноки с войском Московского князя на брань;
Юн и радостен первый, во взоре луч блещет надежды,
Острый меч в нетерпеньи сжимает горячая длань.


Чешуей облегает кольчуга могучие плечи,
У седла боевой отточенный прикреплен топор,
Веселит его душу предвиденье близкое сечи
И пьянит и волнует степной необъятный простор.


Рядом едет второй: крест сверкает на стали доспеха,
Тихо шепчут уста изреченья священных молитв,
Пересвету знакома давно удалая потеха,
Перевидел в миру много сечь он кровавых и битв.


Лик задумчив и строг, очи смотрят спокойно, без страха,
И уверенно шелковым поводом правит рука,
Незнаком он с боязнью, но вещее сердце монаха,
Словно злая змея, охватила внезапно тоска.


Он не хочет печалью смущать молодого веселья,
Облегчив пред Ослябей словами душевный свой гнет,
Но он чует, что им не вернуться в их мирную келью
И что смерть среди ратного поля обоих их ждет.


(И. Иванов. Русская Кассия//Воинство святого Георгия. С-Пб. 2006. С. 624-625).




Творчество Языковой вдохновляет антиобразы еретика – папы римского или ее покойного учителя А. Меня – «постового сионизма», как его называл Ленинградский митрополит Антоний (Мельников).



Кологривова же посвятила свое творчество достойной теме – воспеванию великих Русских святых.


Их возвышенные образы питали ее вдохновение.


Такой беглый сравнительный анализ творчества И. Языковой и тех творцов, которых она презентует в своем издании, с образцами высокого классического искусства, а также с работами лучших иконописцев позволяет сделать вывод, что как сама искусствовед, так и редактируемый ею журнал ангажированы и не являются объективным отражением лучших достижений современной христианской культуры.


Ирина Константиновна вдохновляется темным, зловещим духом экуменизма и продвигает главным образом либо еретических западных теологов и художников, либо русскоязычных модернистов иностранного происхождения. Ее творчество и искусствоведческие труды глубоко космополитичны.




Они не только чужды, но и враждебны Русской культуре, а также отечественной православной духовности. То же самое справедливо и в отношении редактируемого ею еретического журнала.




И. Языкова продолжает неправедное дело А. Меня, отводя людей, искренно ищущих Бога, от Православия при сохранении у них ошибочного мнения, будто они остаются православными
.


Александр Павлов


___________________
См. также:

Tags: ЕРЕТИКИ, ЖИДОВСТВУЮЩИЕ, ЛИБЕРАСТЫ, МОДЕРНИЗМ обновленчество, ПАПИЗМ, РУСОФОБИЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments