На правде стой (napravdestoy) wrote,
На правде стой
napravdestoy

Category:

Убиты в один день, точнее, в одну страшную июльскую ночь…

День памяти двух выдающихся
Русских правителей



17.07.2019


Православная Церковь 17 июля чтит память двух выдающихся Русских правителей: благоверного великого князя Андрея Боголюбского (1110–1174), первым объединившего всю северо-восточную Русь, и последнего Русского Царя Николая Романова (1868–1918).



Так промыслительно направлен был ход истории, что оба они, первый и последний, были убиты в один день, точнее, в одну страшную июльскую ночь…

Внук Владимира Мономаха, сын Юрия Долгорукого, великий князь Андрей Боголюбский – одна из самых светлых личностей в истории России.


Своими неустанными трудами он положил начало мощному Русскому государству и дал прекрасный пример потомкам. Рожденный и воспитанный на севере, он любил свою Суздальскую землю и умело управлял ею, укореняя чистоту нравов.



Вместе с отцом в 1147 году строил Москву, в 1152-м – город Юрьев Польский, в 1154-м – Дмитров. Украшал дивными храмами Ростов, Суздаль, Владимир. На склоне лет он так и скажет о себе: «Я Белую Русь городами застроил и многолюдною соделал». Великий молитвенник, защитник бедных и нищих, храбрый и искусный воин, он отличался особой находчивостью и решимостью. И под началом одного князя, под покровом одной христианской веры Северная Русь начала чувствовать свое единство.




«Мужество и ум в нем жили, правда и истина в нем ходили, вторым мудрым Соломоном был он», – писал летописец.
Участник многих походов своего воинственного отца, князь Андрей не раз в сражениях был близок к смерти, но Господь судил ему иную кончину – от рук самых близких людей.

Последние годы жизни он провел в своем селе Боголюбово под Владимиром. Несмотря на все его христианские добродетели, были у князя тайные враги из числа приближенных. Он знал о них, но думал так: «Если и Господа распяли спасаемые Им люди, то полагающий душу за друзей своих есть верный ученик Его».




Тверская летопись сообщает, что князь Андрей был убит по наущению жены, а во главе заговора стояли ее братья, бояре Кучковичи, а также облагодетельствованные князем ключник Ясин, Анбал и крещеный еврей Ефрем Моизич. Будучи готовы за деньги продать все, они «совещаша убийство на ночь, якоже Иуда на Господа». И присоединили к заговору еще 16 человек.


Одни пылали злобой за то, что справедливый князь не позволял им весело жить за счет других; другие завидовали, что он отличал особой любовью верного слугу своего Прокопия. При этом все были осыпаны милостями князя, а Анбал был ключником – полным распорядителем домашнего хозяйства. Но страсть – то же, что ад, не скажет: «довольно».

Глубокой ночью вооруженные заговорщики забрались во дворец, перебили охрану и ворвались в сени. Когда стали подходить к опочивальне, ужас напал на них, и все бросились бежать. Тогда напились вина в княжеском погребе и пошли опять. Выломали двери. Князь хотел схватить меч, бывший всегда при нем, но не нашел на месте: ключник Анбал украл его днем.
«Нечестивцы! – вскричал Андрей. – Какое зло сделал я вам? Господь отомстит вам за кровь мою и неблагодарность к милостям моим». Князь был сильным человеком и боролся за свою жизнь, но трусливые убийцы копьем сбоку пробили лоб его. Фонтаном брызнула кровь. Остальные удары наносились сзади. Когда он упал, все опрометью бросились вон.

Но князь был еще жив. Со стоном поднялся он на ноги, вышел в сени, спустился по дворцовой лестнице, спеша позвать стражу, но на помощь никто не пришел. Зато услышали стенания Андрея убийцы и повернули обратно. Идя по кровавому следу, нашли страдальца под лестницей. Боярин Иоаким Кучкович отрубил ему руку, другие вонзили в грудь мечи. «Господи, в руце Твои предаю дух мой», – успел произнести святой мученик и скончался.

А утром убийцы разграбили княжий дворец. Растащили по домам все: серебро, золото, жемчуг и дорогие ткани, а затем взволновали народ против сторонников князя. Летопись свидетельствует: «Начались грабежи и убийства такие, что страшно смотреть». Обнаженное тело князя Андрея, брошенное в огороде, так и лежало без призора. Только верный слуга, отыскав, горько плакал над ним.

На шестой день, когда волнения улеглись, в Боголюбово прибыли владимирцы. Увидев перед гробом княжеский стяг, народ опомнился и восплакал. Стали говорить, что за убитым князем было много милостей и добрых дел. Со всеми почестями и песнопениями духовенство и народ погребли его в златоверхом Успенском соборе, который сам он и выстроил. Убийц нашли и предали возмездию…
+ + +
…И вот прошло 744 года. Уже в других исторических обстоятельствах, но поразительно точно повторился ход жестокой расправы над последним Русским Царем – Николаем II. Кругом была все та же «измена, и трусость, и обман», та же иноземная рука заговорщиков, все те же мятежи и грабежи, и Царская – невинно пролитая – кровь.
В двух этих трагедиях так много сходства – сокровенного, мистического – с Крестным подвигом Спасителя нашего Господа Иисуса Христа. Как Господь плакал об Иерусалиме, предавшем на смерть своего Царя, так последний Император плакал о России, обманутой врагами и приготовившей себе страшную участь.


Как Господь был оставлен учениками, так и Государь Николай II был забыт своим народом и приближенными людьми, кого ценил, кому доверял.

Как в древности обезумевшая толпа кричала: «Распни Его, распни!», «Не знаем другого царя, кроме кесаря!» – так и до слуха Государя доносились крики: «Мы не знаем другого царя, кроме свободы!»


Как Господь восходил на Голгофу, изнемогая под тяжестью Креста, так и Государь, испив чашу тяжелейших страданий, спускался в подвал Ипатьевского дома, неся на руках горячо любимого, больного сына. Ступеней в подвал было столько, сколько лет его царствования – 23. Возможно, это знак того, что Царская Голгофа началась с момента коронования.

Как вина Христа была написана на Кресте: «Царь Иудейский», так вина Императора Николая осталась начертанной на скрижалях истории: «Царь Российский»…

+ + +

…5 марта 1917 года в Могилеве, в придворном храме Ставки Верховного главнокомандования штабное и придворное священство служило первую Литургию без возношения Самодержавного Царского имени. Не убоялись гнева Божия, не устыдились присутствия Государя.



Вот как вспоминал об этом очевидец событий генерал-майор Дубенский:

 «В храме стояла удивительная тишина. Глубоко молитвенное настроение охватило пришедших. Все понимали, что Государь, еще два дня тому назад Самодержец Российской Империи и Верховный главнокомандующий Русской армии, прибыл в эту церковь в последний раз. А на ектеньях поминали уже просто Государя Николая Александровича. Едва заметный шум прошел по храму. Вы слышите, уже не произносят “Самодержец”, – сказал стоявший впереди меня генерал Нарышкин. Многие плакали».


Это свершилось в присутствии великой православной святыни – Владимирской иконы Божией Матери, привезенной в Ставку в 1916 году. Именно эта икона князя Андрея Боголюбского, благословившая начало Русского Царства и его нерушимое многовековое стояние, узрела в тот час, как Россия перестала открыто молиться за Царя…

Так начиналось предательство святого Императора и таким же образом через наши сугубые молитвы Господь вернет России православного Самодержца, и Она восстанет из пепла, освободившись от иезуитских оков иноземных оккупантов.

Подготовила Наталья Боголюбова




http://www.inform-relig.ru/news/detail.php?ID=18858





Tags: ИСТОРИЯ, РОССИЯ, УБИЙСТВО, ЦАРЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment